Фото жителей села Пехлец.

 

 

Cемья Шляхина Петра Ивановича (до революции) - Фролово

 

 

 

Шляхины (Фролово)

 

 

 

Иванов (Перфильев)Павел Андреевич (мой дед) - д.Завалы (Фролово) Ряжский уезд Рязанская губерния.

 

 

 

Иванов Павел Андреевич (без фуражки стоит) в армии ок.1914 г.

 

 

 

 

Митин Михаил Николаевич - мой дед (пришел с Мировой войны),

с женой Прасковьей Михайловной(Бирюковой) ок.1917 года.

 

 

 

 

Данилова (слева) с ...?

 

 

 

Вот что написала потомок семьи Папировых, Галина Логинова.

Помещики с Папирового хутора. "На фото в веночке-Антонина (моя бабушка), а в матроске-ее сестра Мария, на лошади-близкая родственница(имени не знаю), а пожилой человек, предполагаю, мой прапрадед - Папиров Дмитрий Сафронович.

Фото начало ХХ века."

 

 

"По маминой линии предки владели собственным хутором - в 1906 г. - значится Папирова хутор (при д.Табаевой).

Мой прадед – Григорий Дмитриевич Папиров был потомственным почетным гражданином и видимо пользовался большим уважением в округе, так как по метрическим книгам причта Тихвинской церкви села Пехлец, его имя встречается довольно часто в числе восприемников новорожденных при крещении, а также в качестве свидетеля у венчающихся новобрачных.

.Жена его Агриппина Павловна родила дочерей Марию и Антонину (мою бабушку) и сына Дмитрия.

Видимо эти годы были успешными для семьи. Скончался Дмитрий Григорьевич скоропостижно в 1909 г. возрасте 43 лет, похоронен у Тихвинской церкви по особому разрешению.

Его сын Дмитрий был рядовым 1-й роты Инженерной дружины (умер от чахотки в 1917 г.)"

 

Игра в городки.

 

 

 

 

Еще вся семья в сборе. Начало ХХ века.

"....Кстати, в выложенных  Вами поселенских списках домохозяв 1926 г. значится мой дед (муж Антонины Папировой) Грачев Дмитрий Алексеевич, он родом из с.Мостье, участвовал в первой мировой, был взят в плен, вернувшись женился на моей бабушке и видимо жили они до 26 года точно в д.Табаево,может и в доме на хуторе...

Дочь Папировых, Мария вышла замуж за Сергиевского Софрония (возможно тоже уроженца тех мест), в 1917 году родила сына Вадима. Позже переехала с семьей в Москву."

 

 

 

А эти документы есть в ГАРО ф.Р-354 оп.1 д.250

 

 

 

Вот так взяли и передали все имущество в Волземотдел Княжевской волости Ряжского уезда..

 

 

Опись и оценка движимого и недвижимого имущества

в бывшем имении Аграфены Павловны Папировой

при д.Табаево Княжевской волости Ряжского уезда

19 сентября 1919 года.

 

 

 

Схема-План построек в имении б.Папировой

при д.Табаево Княжевской волости Ряжского уезда.

 

 

 

 

 

Дмитрий Дмитриевич Папиров был рядовым

1-й роты Инженерной дружины (умер от чахотки в 1917 г.)

 

 

 

 

Раскулаченные жители Пехлеца.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Данилов Василий Николаевич(до революции).

мой двоюродный дед

 

 

 

 

Данилов Сергей Николаевич с женой (до революции)

мой двоюродный дед

 

 

 

 

 

Вахнеев Петр Андреевич (слева) в Польше 1915 год

 

 

 

 

 

Митин Николай Николаевич сидит с ..?

мой двоюродный дед

 

 

 

 

Костиков Сергей Степанович

 

 

 

 

 

Алексеев Александр Иванович (слева) г.Седлец (Польша)

взял в жены Воронкову Елизавету Алексеевну из Пехлеца

 

 

 

 

Булатов Владимир Никифорович в немецком плену 1915 -1917 г.г

 

 

 

.

 

Петр Петрович Хомутский (1907-1931)

Фамилия Хомутского в Бакчаре постоянно на слуху. Естественно, интересно узнать, чем он так знаменит, что оставил след в истории малой родины. Петр Петрович Хомутский родился в с. Пехлец Рязанской губернии. В 1922 г.  умер отец, у матери на руках осталось шесть детей. Как складывалась судьба 15-летнего подростка, как он оказался в Сибири?
Для ответа нужно вернуться в 1917 г., когда власть захватили большевики, пообещав построить рай на земле. Народ поверил лжепророкам и пошел за ними, и напрасно, cпохватились, но было поздно, капкан захлопнулся, пути назад не было. Большевики предложили простой рецепт счастья – нужно уничтожить частную собственность на средства производства. Добровольно отдавать её никто не будет, отсюда логически вытекает необходимость насилия, которое было заложено в основу политики  коммунистической партии.
Большевики включили принцип: кто не с нами, тот против нас. Всех, кто выступал против или хотя бы сомневался, большевики объявили классовыми врагами, на которых обрушилась вся мощь государственного аппарата  с его репрессивными органами: милицией, судом, прокуратурой, НКВД, армией  у каждого полный набор мер принуждения, в помощь государству привлекались трудящиеся для борьбы с классовым врагом.
Добровольно или по принуждению, но партия принудила население делать то, что ей нужно. Личность из принятия решений исключалась полностью. Партия сказала, ей следует верить, другого не дано.
Партия внедрила диктатуру в духовную сферу, навязала бесчеловечную теорию марксизма-ленинизма, как единственно верную и научную теорию, правильно отражающую жизнь. Партия контролировала сознание человека, что есть другие теории, об этом категорически запрещено думать, тем более знать и обсуждать, какая теория лучше. Сознание человека калечили, население было обмануто, оно попало в духовное рабство. Только при таких условиях партия могла сохранить и укрепить свою власть.
Особый упор партия делала на подрастающее поколение, которое не имело жизненного опыта и ему легко можно было вбить в голову любую чушь Идеологическая обработка молодёжи начиналась в школе, которая давала знание основ наук, но главным было воспитание нового человека. Учащимся усиленно внедряли в голову марксизм-ленинизм. Что он из себя  представлял?  Школа прививала классовый подход ко всем явлениям, классовую ненависть к врагам, верность и преданность коммунистической партии, которая распространялась далеко, начиная от беспрекословного повиновения, готовности служить верой и правдой до желания отдать за её  идеалы по первому требованию Оболванивание не прекращалось ни на минуту, шло на уроках и продолжалось во внеурочное время через пионерскую и комсомольскую организации. Эти ступеньки прошли все учащиеся, в том числе и Хомутский.
Партия взяла подростка под своё крыло и повела по жизни. В свою очередь Пётр доверил свою жизнь, стал строить её в соответствии  с партийными канонами. Это было удобно. Самому думать не нужно, всё продумала партия, остаётся выполнять её постановления без рассуждений. Стоит ли осуждать Хомутского за это? Другого пути не было, партия запретила категорически.
В 1922 г. Хомутский вступил в комсомол и тогда же повезло с работой, но это была сезонная работа, на короткое время. И снова безуспешные поиски работы. Помог комсомол, направив для продолжения образования в Москву.
Столица не встретила юношу с распростёртыми объятиями. Пётр вспоминал, что ему пришлось « не мало испытать трудностей», хлебнул лиха полной ложкой.  Настойчивость помогла. По путёвке Наробраза его устроили в  1-й Коммунистический интернат, а потом удалось поступить в землеустроительный институт,  позже переименованный в техникум.
Партия к нему присматривается, ему доверяют проводить общественную работу, выбирают секретарём ВЛКСМ, членом экономической комиссии при исполнительном бюро профсоюза и членом стипендиальной комиссии.
В 1927 г. Хомутский успешно завершает учёбу. Страна получила дипломированного специалиста – землемера к тому же окончившего курсы по подготовке переселенческого дела (организация территорий). Партия получила высокоидейного, политически грамотного с марксистко-ленинским мировоззрением.
Ещё до революции началось планомерное заселение Сибири. Для этих целей было создано Сибирское районное переселенческое управление  (Сибрпу). По инерции оно продолжало работать и после революции. Именно сюда был направлен молодой специалист. Он был зачислен в Томскую колонизационно-переселенческую партию. Как проверенного партия рекомендует его секретарём ВЛКСМ экономической комиссии ИТР.
Жил Хомутский в Томске, но дома бывал редко. Всё время проводил в командировках. Обследовал Зачулымский район: Чичка-юльскую и Улу-юльскую тайгу, Вороновскую тайгу, затем направлен в командировку в Кузнецкий округ  для  обследования Комаровского, Ленинского, Топкинского, Крапивинского и Щегловского уездов. И так бы проработал  бы всю жизнь в разъездах, но партия резко изменила аграрную политику, стала поворачивать деревню на социалистический путь развития. Для этого следовало изъять у крестьян землю и ввести коллективный труд. Ни в одной стране ничего подобного не было, сравнение коллективного и частного производства отсутствовало. Крестьянам предлагали шагнуть в неизвестность, имея в качестве гарантии заверения партии, что так будет лучше. Этого было недостаточно для крестьян, имевших здравый смысл и жизненную практику. Крестьяне отказывались вступать в колхозы.
Партия прибегла к насилию, развязала против крестьянства настоящую  войну, всеми силами принуждала к вступлению в колхозы, применяя широкий спектр насилия: отправку в лагеря с последующей работой на стройках первых пятилеток, заключение в тюрьму, расстрелы. Сотни тысяч крестьян были раскулачены, то есть у них отобрали имущество, и выслали  в малообжитые места, в частности в Бакчарский район на территории которого были организованы две комендатуры: Галкинская и Парбигская, названные по одноимённым рекам, в каждую входило по несколько посёлков.
Крестьяне работали от зари до зари, рубахи не просыхали от пота, а их за их труд лишали имущества и выселяли. Советское государство вместо помощи разоряло их. Почему? Этого крестьяне не могли понять. Это была дикость, ведь испокон веков государство поощряло тружеников.
Раскулаченные получили официальное наименование: спецпереселенцы, это были классовые враги, кулаки. Формально они не были заключёнными, но фактически приближались к ним. Комендатурские посёлки не были обнесены колючей проволокой, но спецпереселенцы не имели права покидать их  без разрешения коменданта, посёлки охраняли вахтёры, вооружённые винтовками.
Спецпереселенцы получали паёк при условии выполнения нормы, а если норма не выполнялась, то соответственно уменьшался паёк. В полном ассортименте паёк не выдавался, в основном отоваривали мукой, да и то с большими перебоями, если обоз с мукой задерживался, то коменданты уменьшали норму выдачи. Голод и непосильный труд вели к болезням, массовой гибели людей. Смертность была особенно велика в первые годы расселения.
Спецпереселенцев везли на баржах, высаживали на берег, где забит колышек с названием посёлка. Кругом тайга с редкими полянами. Кулаков перевоспитывали трудом. Они должны были раскорчевать тайгу, вспахать и засеять поля, построить дома, проложить дороги и в конечном итоге превратить Нарым в цветущий край.
В связи с массовым принудительном переселении возросли потребности в землеустроительных работах. Колонпартию перебросили в Нарымский край. Хомутский попал в Высокоярский отряд. С женой Лидией Всеволодной Бакаевой, врачом по профессии, он жил в Панычево. Землеустроители работали при комендатурах.
И здесь Хомутский работал в полную меру сил, вёл общественную работу. По рекомендации партийных органов его выбирают секретарём комсомольской ячейки. Отзывы по работе были только хорошие. 17 апреля 1930 г. он подаёт заявление о приёме в партию. В то время, чтобы сделать карьеру, нужно было иметь партийный билет. Партия присутствовала везде и контролировала всё. Без разрешения партии волос не упадёт с головы.  Хомутский был принят кандидатом в члены партии. Бюро выразило надежду, что он « оправдает доверие, будет активным членом и отдаст силы на партийную работу». Партия умело вела Хомутского в вузе, на производстве и подвела к нужному результату – вступлению в её ряды, она получила ещё одного идейно зрелого коммуниста, пополнившего партийные отряды, оперируя которыми можно было добиваться своих целей.
Мирное течение событий было прервано  чрезвычайным обстоятельством - спецпереселенцы восстали. Они выступили за свои права и свободы, попранные коммунистической партией. Восставшие потребовали созыва Учредительного собрания, свободы торговли, они хотели  сами распоряжаться своей судьбой. Коммунистическая партия усмотрела в этом классовое выступление « банды кулаков, озлобленных успехами советского строительства, коллективизацией сельского хозяйства».
Комендатура мобилизует на подавление восстания коммунистов, комсомольцев, активистов колхозников. Хомутский был в их числе. Вот где он мог подтвердить свою идейную закалку, верность партии. Хомутский был назначен во взвод разведки. Вскоре произошла трагическая случайность. Малышкин И. Б. вспоминал, что часовой принял своих за кулаков, в следующую секунду понял, что ошибся, а палец машинально нажал на спусковой крючок. Хомутский был смертельно ранен в низ живота. Косвенно этот факт подтверждает  опертройка, которая  обращает внимание на « опыт преступного обращения с оружием отдельных бойцов». Командир партотряда  Белкин шлёт сообщение: « У нас ранен т.Хомутский  тяжело, его встретила жена». Он спрашивает: «Я умру?» Она отвечает: «Нет», а у самой слёзы из глаз ручьём, вспоминали очевидцы.
Чтобы загладить свою вину комендатура воздала Хомутскому большие почести. Его похоронили в центре Селивановки – резиденции Галкинской комендатуры, 4 августа  1931 г., его именем назвали улицу и стадион. Власть всегда прославляет тех, кто оказывает ей услуги, а тому, кто непосредственно ведёт борьбу с классовым врагом – почёт и  уважение.
Отношения между комендатурой и РК ВКП(б) были натянутые. Комендатура отстаивала экономическую самостоятельность, а райком настаивал на вмешательстве во все дела комендатур. Борьба шла с переменным успехом. Поэтому райком партии прохладно отнёсся к идее комендатуры. К тому же компартия старалась всеми силами скрыть все неприглядные стороны своей деятельности, а если улица будет названа именем Хомутского, то это станет постоянным напоминанием о спецпереселенцах, их восстании, о том, какими мерами проводилась коллективизация, утверждался социалистический  способ производства в деревне, что и произошло впоследствии. Так что увековечивать память Хомутского  райком не собирался, отрицательных последствий было больше, чем политической выгоды. Да  и погиб он нелепо, стоило ли ради этого сохранять память.
В пользу такого вывода свидетельствует и другой факт. Во время боя с повстанцами под Высоким Яром был смертельно ранен в бедро председатель  Высокоярского сельского Совета, секретарь партийной ячейки Паздерин Г.  Его повезли в больницу в с. Подгорное, по дороге в Тискино  он скончался. Он не был отмечен в истории Бакчарского района никак. Таково отношение коммунистов к своим  товарищам по партии. На первом  месте стоят конъюнктурные соображения, а судьба отдельного человека не заслуживает внимания, несмотря на все заверения о любви к человеку. О гибели Паздерина Г.  никто в районе не знает, кроме родных. Семье Паздерина выплатили  единовременное пособие, тем дело и ограничилось.
Материалы о Хомутском партия скрывала. В 1972 г. редакция районной газеты сделала запрос  в партархив с просьбой найти  какие-либо сведения  о нём и получила ответ: «Каких –либо  биографических сведений о Хомутском П.П. не найдено». Лгали по привычке, но подумавши, взвесив все за и против, решили, что  выгоднее дело Хомутского рассекретить.
Шила в мешке не утаишь. Население всё равно знало о Хомутском, о восстании спецпереселенцев, передавали  всё это из уст в уста и давали свою трактовку событий. Поэтому нужно было дать официальную точку зрения, что и сделал  зав. Партархивом  М. Чугунов в статье « Его воспитала партия». Восстанию спецпереселенцев дана классовая оценка и обнародованы биографические сведения о Хомутском на основе личного дела, хранящегося в партархиве.
Пока комендатуры сохраняли власть, они поддерживали память о Хомутском, но со временем их влияние падало и вскоре они были упразднены. Соответственно память о Хомутском начала тускнеть, а райком партии не горел желанием её подновлять. О Хомутском постепенно стали забывать. Изменилось время, нужны были другие герои. Произошли и другие перемены. Селивановка переименована в Бакчар и с 1936 г. превратилась в районный центр. Могила Хомутского оказалась  в черте стадиона, памятник передвинули, затем ещё, ещё и в конце концов выбросили со стадиона. П.М. Сафонов подобрал и перенёс его в детдом.
И сейчас никто не знает, где захоронен Хомутский. Одни старожилы указывают на стадион, другие на место, где стояло здание РК ВКП(б). Так коммунистическая партия отнеслась к своему товарищу, который верно ей служил. Как реагировало  население  на действия властей? Ученик 10 класса дал такой комментарий: «Вот и борись за счастье народа, погибнешь, а на твоей могиле будут устраивать соревнования».
Партия могла гордиться результатами идеологической работы. Она воспитала нужного ей гражданина, который не задумываясь готов был отдать за неё жизнь в борьбе с классовым врагом. Классовая борьба – это святое для советского человека и у многих до сих пор сохранилось в душе это требование партии.
Советские люди были одурачены, им вбили в голову, что они борются за счастье народа, а на самом деле помогали укреплять власть коммунистической партии, которая тиранила народ. Партия разделила общество на две части, натравила одну на другую и заставила уничтожать друг друга ради сохранения своей власти. В этой мясорубке оказался и Хомутский. Партия использовала его как пешку в своей игре. Хомутский был обманут, ему подсунули пустышку вместо истины, следуя ей он погубил свою молодую жизнь, отдал её за дело , у которого не было будущего. В этом трагедия не только Хомутского, но и всех советских людей.
С другой стороны, Хомутский защищал преступную организацию и как коммунист несёт свою долю ответственности за все чёрные дела  коммунистической партии в том числе и за подавление восстания спецпереселенцев.
Как относиться к Хомутскому? Нужно знать правду о нём и о том времени, в котором он жил. Каждый по-своему оценит его жизнь в зависимости от жизненного опыта, образования  и политических взглядов. Одно несомненно, жизнь Хомутского тесно переплелась с историей страны, с коллективизацией сельского хозяйства, постоянно напоминает о восстании спецпереселенцев, когда доведённые до отчаяния крестьяне выступили против коммунистической партии. Восстание было подавлено. Это событие вошло в историю Бакчарского района, а в связи с этим Хомутский получил известность и бессмертие.
Автор: Колесов Г.А.

 

 

 

Воронков(Ветров) Алексей Акимович с внуком.

 

 

 

 

 

 

Учащиеся и учителя Пехлецкой школы (около 1924 года) .

 

 

 

 

 

 

Подруги: ?, Иванова (Перфильева) Елизавета Павловна

и Федяшина Клавдия Васильевна 1935 год

 

 

 

 

Пехлец работники МТС 1935 год: "Я открыл альбом для фотографий, и так приятно было: с фотографии на меня смотрели Николай Васильевич Карпухин, директор Волков и другие работники МТС. На Николае Васильевиче была легонькая кепка, и пиджак этот я отлично помню: он был желтого цвета и сделан из телячьей шкуры, шерсть налицо....

В центре группы Андрей Петрович Волков - директор МТС, рядом прославленный Суханин, потом Севастьянов - председатель рабочкома, с левой стороны от Волкова - Прокофьев, Зиновьев В.В., Алексей Петрович Неретин - ученик в бригаде Суханина, бухгалтер Булатов Иван Владимирович, Соломатина Варвара Дмитриевна, Павлов Евгений - учетчик в бригаде Зиновьева. Нарушая общий порядок группы, между сидящими в первом ряду и стоящими сзади, в распущенной шапке-ушанке, обтерханный, не бритый притулился медник Поцелуев Василий. Он только,что от горна, и так натурален здесь... Внизу, полулежа, устроились молодые агрономы Сережа Евдокимов и Саша Бочкарев". (С.М.Кастров "История села Пехлец. Часть 1. "стр.101-102 )

 

15 съезд компартии, состоявшийся в декабре 1927 г. Взял курс на сплошную коллективизацию сельского хозяйства. Организованные к этому времени колхозы были экономическими слабыми хозяйствами и не могли покупать тракторы, сельхозмашины. Своей деятельностью МТС охватывали колхозы и совхозы района, т.е имела свою зону.
В обязанности МТС входило: проведение в колхозах всех сельхозработ, обслуживание животноводческих помещений, ремонт тракторов и сельхозмашин. Через МТС в колхозах были механизированы наиболее трудоемкие процессы – пахота, междурядная обработка посевов, уборка урожая, обмолот. Основной производственной единицей МТС являлась тракторная бригада.

Руководство деятельностью МТС, осуществлял директор.
Взаимоотношения МТС с колхозами строились на основе специальных договоров.
Колхоз обязан был обеспечивать работу трактористов, т.е организовать питание, снабжение водой, горючим, машинами и т.д.
За работу МТС колхоз рассчитывался натурой по твердым расценкам
В 1933 году был установлен гарантированная минимальная оплата труда механизаторов в размере 1 р.30коп. за трудодень.

«Из истории коллективизации с/х Рязанской обл.(1927-1935 г.г.) ».
.

 

Кораблинская МТС  образовалась 31 августа 1931 года
Направление -  Зерновое
Почтовый адрес: село Пехлец Кораблинского р-на Московской области
МТС обслуживает 33 колхоза, у них дворов – 2983, рабочих лошадей – 1495

1935 год, Названия колхозов, которые обслуживало МТС:

ПОБЕДА ОКТЯБРЯ
ПЯТИЛЕТКА
ПАМЯТЬ ИЛЬИЧА
СВОБОДА
ИМ. П/ОТДЕЛА
КРАСНАЯ НИВА
ЛЕНИНСКИЙ ПУТЬ
КРАСНАЯ ЗАРЯ
ИМ.СТАЛИНА
НОВАЯ ЖИЗНЬ
ВОЛЬНЫЙ ТРУД
КРАСНЫЙ МАЯК
ПОБЕДА
НАША СЕМЬЯ
КРАСНЫЕ БОЙЦЫ
КРАСНЫЙ ПУТИЛОВЕЦ


ДРУЖНАЯ СЕМЬЯ
НОВЫЙ МИР
ТРУДОВИК
ИМ.ЛЕНИНА
ЭЛЕКТРОЗАВОД
1 МАЯ

14 ГОДОВЩИНА ОКТЯБРЯ
8-е МАРТА
ВПЕРЕД ЗА КОММУНИЗМ
ГЕРОЙ ТРУДА
КРАСНАЯ АРМИЯ
НОВАЯ ЖИЗНЬ
16-й ПАРТСЪЕЗД
СТРОИТЕЛЬ СОЦИАЛИЗМА
СЕРП И МОЛОТ
ПУТЬ ИЛЬИЧА
ИМ.ЛЕНИНА

 

 

 

 

1936 год - Пишите, кто узнал своих. (Слева,с краю, в третьем ряду стоит Булатов Иван Владимирович, в центре сидит весь руководящий состав.

 

 

 

 

 

А на этом снимке фамилии руководящего состава: директор Волков Андрей Петрович,ст.агроном Карпухин Николай Васильевич, зав.нефтебазой - Макеев Григорий Филиппович, агроном- Евдокимов Сергей Александрович,главный бухгалтер - Севрук Григорий Николаевич, ст.механик - Колосовский Виталий Дмитриевич., зав.мастерской - Емельянов Михаил Архипович (ГАРО ф. Р- 6573 Кораблинская МТС 1934г. - 1935г.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пехлецкая школа ок.1934 г. В центре учитель - Кастров Серафим Михайлович, за учителем в очках стоит Иванова Лиза (моя мама), в черном платке.

 

 

 

 

 

Серафим Михайлович Кастров

учитель Пехлецкой школы

1929 -1967г.г.

 

Серафим Михайлович Кастров родился 1 августа 1903 года в селе Киструс Рязанской губернии в семье священни­ка. Семья Кастровых особой нужды в материальном плане не испытывала, но и в праздности не жила. Все дети были приучены к скромности, простоте и особенно к трудолюбию. После окончания школы встал вопрос о выборе дальнейше­го пути жизни. Сделать это было не так-то просто, ибо инте­ресы Серафима Михайловича были весьма многообразны, разносторонни. Он с большим интересом занимался биоло­гией, физикой, электротехникой, радиотехникой. Но в конце концов выбрал профессию, связанную с землей, растения­ми матушки-природы. Получив профессию землеустроите­ля, в 1927 году Серафим Михайлович прибыл в старинное село Пехлец. Село раскинувшееся на левом берегу реки Раново встретило его белоснежным цветением яблоневых са­дов и пахучими плантациями пехлецкой махорки.
Село Пехлец встретило и очаровало молодого землеу­строителя, а в последствии стало родным и самым дорогим местом. Позже, когда окончательно сложился его выбор в профессии Серафим Михайлович Кастров посвятил себя школе, сельским ребятишкам.
Учителем он был знающим, добрым, хорошо разби­рающимся в детских душах, а потому был любим и уважаем, как среди детей, так и среди коллег и родителей. На протя­жении 45 лет пехлецкие ребятишки с большим интересом вместе с Серафимом Михайловичем изучали: астрономию, физику, географию; на уроках труда делали немудреные приборы по физике и измерительные приборы для школьной географической площадки, которая вызывала особый интерес своей исследовательской направленностью работы. А потом, когда наступали счастливые школьные каникулы Серафим Михайлович с детьми уходил на речку в лес. Он был большим знатоком растений, речных обитателей и с огромным удовлетворением знакомил детей с богатой и прекрасной природой Рязанщины, соприкасаясь с ее многочисленными неразрешимыми загадками, старался разбудить безграничный интерес к ее познанию. Очень часто во время тех походов у вечернего костра над рекой плыла незатейливая музыка небольшого струнного оркестра, где ведущую партию на гитаре или скрипке играл Серафим Михайлович под аккомппонимент балалаек. Допозна засиживались ребятишки и погружались в созерцание сказочного мира.
Если бы я обладала писательским даром, то с большим желанием написала бы книгу о Серафиме Михайловиче Кастрове, книгу о человеке — учителе, защитнике, исследователе, заботливом отце и дедушке.
Летят годы, проходят десятилетия, но остается светлая память в сердцах благодарных людей, которых свела судьба с этим человеком. Осталась память о человеке большой души, скромности и благородства. В сердце которого хватало тепла и ласки всем тем, кто в этом нуждался.

Директор Пехлецкой школы
Булатова Наталья Владимировна

 

 

 

 

Иванова Елизавета Павловна (Фролово) -16 лет (1935 год)

 

 

Иванова Елизавета Павловна - 21 год (1940 г.)

моя мама

 

 

 

 

Тося ...,.Иванова Елизавета с подругами в Пехлеце, 1940 г.

 

 

 

 

У правления в Пехлеце, где-то 1940 год, сидит гл.бухгалтер

справа Иванова Елизавета Павловна, моя мама.

 

 

 

 

Подруги:Муся Нистифорова и ? 1937 год Пехлец

 

 

 

 

Федяшина Клавдия Васильевна и Мария ? январь 1941год

 

ЗАГОТОВКА ДРОВ.


Во время войны заготовку дров производила сама школа. В лес выезжали все учителя, завхоз, конюх, технички. Размещались в лесу лагерем, строили простенькие шалашики из сучьев и травы, на двоих-троих каждый, чтобы хоть кое-как укрыться на ночь от комаров и пилили лес.
Бастынь. Красавец лес. Что-то татарское затаилось в слове. Как сказочный богатырь, склонивши буйную голову, стоит он, смо­трит и не насмотрится в лицо красавицы Рановы. Буйный в бурю и как спящая девушка на утренней заре — при тихой погоде. Здесь мы пилили...
Я помню избитые снарядами, изрытые траншеями, по­литые солдатской кровью леса. Бастынь не видел последней войны. Мирно звучали здесь песни птиц, в зарослях почти незаметные журчали ручьи-ключи, торопливо сбегая сверху к реке. Желто-синими коврами раскидалась Иван-да-Марья по опушкам, а вечером пахло ночной фиалкой.
Пилы и топоры были хорошо отточены, за этим следил расторопный Василий Михайлович. Много было у всех готовности и желанья, но что делать, если дерево не в подъём тяжелое, а пилу «заело», «оживить»-приподнять место распила, чтобы пила получила возможность двигаться — сил не хватает, и на глазах пильщиц слёзы. Отдохнут минутку у сваленного дерева, и либо кто из мужчин поможет, а их и всего-то двое здесь, либо сами изловчатся и... снова пилят... Пары подбирались или по чувству взаимного расположения или по началам родства. Питались из общего котла за счет школы. Готовить пищу со школой выезжала бодрая ещё в то время Пелагея Евграфовна. И пилят... пилят. Давно уж хочется отдохнуть, но ведь война... и каждый про себя: «И мы теперь солдаты, а у солдата суровая служба». И лишь когда начинало темнеть, шли к огоньку на ужин. Шли уставшие, со ссадинами и мозолями на руках, со следами бесчисленных укусов комаров на лицах... Ели у костра горячую картошку, думали каждый свою думу... о войне, о родных, ушедших туда. Над вершинами дубов далеко в небе проходили надрывно вибрируя немецкие бомбардировщики, несшие вглубь страны смертоносный груз.
И скорее-скорее спать. В шалашике уютно и невольно смыкаются глаза. Комары остались у простынки, прикрывающей доступ в шалаши, и гудят там. Смолкают в лесу дневные звуки, но тем неотвязнее мысли. От них ничем не укрыться. Воина... война. Там на западе полыхает она пламенем смерти. Там мужья, отцы, дети. Последняя на сегодня слеза скатилась на подушку, но она уж не щекочет лицо: сон овладел уставшим мозгом.
Не так лиха была беда напилить триста с лишним кубометров дров непривычными женскими руками, как лиха была беда переправить эти дрова к школе. К счастью, участок леса, где проходила заготовка дров, был расположен у самой реки, и доставку дров к школе было решено проделать сплавом. От места заготовки к реке дрова подвозили на лошадях. На воде Василий Михайлович с помощью жердей и хвороста сплачивал двухметровый кругляк, к плотам крепились веревки-лямки... как у Репина... Мучительно тяжелы были эти работы, ведь мужчин двое-трое, и весь бурлацкий труд ложился на плечи женщин. Плоты часто садились на мель, и тогда нужно было идти кому-то в воду. Самым тяжелым местом был Жарковский мост, где плоты нужно было проводить в узкий проём между сваями. Мокрые, продрогшие... целые сутки в воде шли, напрягая силы, наши учителя, чтобы не срывать работу школы. Там были:
1.       Баскакова Елена Григорьевна
2.       Смирнов Василий. Михайлович
3.       Рожкова Ираида Федоровна.
4.       Малашенкова Евдокия Егоровна.
5.       Французова Анна Акимовна.
б.      Тарасов Александр Федотович.
7.       Федяшина Клавдия Васильевна
8.       Павлова Мария Андреевна.
9.       Ситников Иван Иванович.
Помогать было некому... Предоставив полную свободу женщинам управляться кто как может и с детьми и с хозяйством, все мужчины ушли на войну. Не хватало и лошадей. Приусадебные участки, объединяясь людской силой, по-дворно пахали на себе. Появились маленькие сохи на две-три бабьи силы. Уж в 1946 году, возвратясь с войны, сделал и я себе такую соху. Впряглись было мать с сыном, и только я начал пахать свой огород — откуда ни возьмись директор школы С.Р.Чёботов. «Ты что делаешь? — кричит. — Ты понимаешь, что ты делаешь. На людях пахать!! Разломать соху?! Так и пришлось весь огород копать лопатами. И так года три.
Плоты подводили к школе, здесь разбирали их, и ребята бревно за бревном поднимали на высокий берег к школе. Был как-то год, когда запоздали заготовители со сплавом, и пришлось им тянуть плоты уже к осени по остывшей воде. Перемерзли все, зубы дробь отбивают. У Жарковского моста остановка. Дом на крутом берегу, бегу скорее туда, там заранее приготовлена горячая картошка. Поели наскоро, обогрелись и снова в холодную воду.
Последние плоты пришли из Бастыни в 1945 году, но этот поход имел уж совершенно иной характер: война была окончена, наш народ победил. Число мужчин в составе лесорубов значительно увеличилось.

(Из книги С.М.Кастрова "История села Пехлец" ч.2)

 

 

Федяшина Клавдия Васильевна с братом и подругой? ок.1935г.

 

 

 

 

 

Иванова Елизавета Павловна (справа) с подругой ...? Фролово 1940 год.

 

 

 

 

 

Харитонов Толя 1932 г. Табаево.

 

 

 

 

 

А здесь он же, уже лет 16 ему. 1937 год. Табаево.

 

 

 

 

Митин Петр Михайлович 1937 год

 

 

 

 

 

Сестры: Иванова Елизавета Павловна и Рубайлова(Иванова)

Зинаида Павловна с сыновьями, Колей и Сашей 1940 год.

 

 

 

 

 

Сестры Бирюковы - Нина Николаевна и Зинаида Николаевна 30-е годы 20 века.

 

 

 

 

Любаев Александр Алексеевич с женой Марьей Михайловной. 1940г Табаево.

 

 

 

 

 

Митин Петр Михайлович (сидит) с друзьями 1938 г.Пехлец.

 

 

 

 

 

 

Любаев Александр Алексеевич 30-е годы 20 века.

Погиб под Сталинградом.

 

 

 

 

 

 

Иванова Елизавета Павловна ок.1946г.

моя мама

 

Митин Петр Михайлович на фронте 1942 год.

мой папа

 

.

 

 

Митина Марья Михайловна с мужем Любаевым Сашей и двоюродными сестрами 1940 г. Табаево.

 

 

 

 

 

Иванов (Перфильев) Николай Павлович из Фролово(стоит, 3 справа), до войны.

 

 

 

Митин Петр Михайлович(с автоматом) с командиром 1942 г. на фронте.

 

 

 

 

 

Иванова Елизавета Павловна (справа)1944 год на фронте.

 

 

 

 

Октябрь1945 года. Иванова Е.П. моя мама (слева) с подругой. Война закончилась, можно гимнастерку сменить на платье.

 

 

 

 

 

Семья Митиных 1944 год Табаево.

Сидят: моя бабушка - Прасковья Михайловна урожд.Бирюкова,

ее дочь - инвалид Александра Михайловна,

мой дед Митин Михаил Николаевич.

стоит их дочь - Анастасия Михайловна Харитонова (урожд. Митина)

 

 

 

 

Митин Дмитрий Михайлович с женой Анной Филипповной

и дочерьми: Валентиной и маленькой Капочкой 1946 год.

 

 

 

 

 

Митин Михаил Николаевич с сыном Алексеем 1940 г.Табаево.

 

 

 

 

 

 

Иванова Елизавета Павловна 1945 год (Фролово).

моя мама

 

 

 

 

 

Митин Михаил Николаевич 1946 г. Табаево.

мой дед

 

 

 

 

Митина Александра Михайловна 1960 год. Пехлец.

 

 

 

 

 

 

Митина (Бирюкова) Прасковья Михайловна 1937 г. (моя бабушка)

с внуком - Харитоновым Анатолием. Табаево.

 

 

 

 

 

Харитонова (урожд.Митина) Анастасия Михайловна 1962 г. Табаево.

 

 

 

 

 

 

Митин Иван Михайлович, в 1929 году был

зав. клубом в Пехлеце.

 

 

 

 

 

Митин Дмитрий Михайлович, все время работал в "Главтабаксырье".

.

 

 

 

 

 

Перова ( урожд.Митина) Марья Михайловна 1965год. Пехлец.

 

 

 

 

 

Митин Петр Михайлович 1948 год Офицер-артиллерист.Табаево.

 

 

 

 

 

Митин Алексей Михайлович - учитель в Ключе..Жил в Табаево.

 

 

 

 

 

 

2 брата : Митины Михаил Николаевич и Николай Николаевич

1946 г.Табаево.

.

 

 

 

 

Митин Михаил Николаевич с дочерью Харитоновой Анастасией 1946год.

 

 

 

 

 

 

Перов Степан Яковлевич 1945 г.Табаево.

 

 

 

 

 

Перова (Митина) Марья Михайловна с мужем Перовым

Степаном Яковлевичем и сыном Валерием 1946 год.Табаево.

 

 

 

 

 

Вахнеев Виктор Петрович с женой и детьми.

 

 

 

 

Харитонов Иван Петрович. Табаево 50-е годы 20 века.

 

 

 

 

 

Харитонов Анатолий Иванович.

 

 

 

 

 

Семья Перова Степана Яковлевича 1954 г.

 

 

 

 

Сестры, в темных платьях: Харитонова(Митина) Анастасия Михайловна(слева) и

Перова (Митина)Марья Михайловна с двоюродными сестрами ?... 1964 год Пехлец.

 

 

 

 

 

Во дворе Митина Михаила Николаевича. Три невестки: Анна, Полина, Елизавета, в окне Митина Александра Михайловна.

С аккордеоном Перов Степан Яковлевич 1948 год. Табаево.

 

 

 

 

 

А вот и дом Митина Михаила Николаевича (моего деда)

в Табаево.

 

 

 

 

В доме Перовой Марьи Михайловны. Табаево 1948 г.

 

 

 

 

 

Митин Иван Михайлович 1950 -е годы.

 

 

 

 

 

Митин Иван Михайлович с женой Полиной и дочерьми

Элечкой и Томочкой 1940 -е годы (Табаево).

 

 

 

 

Митин Иван Михайлович - основатель Кораблинской газеты "Под знаменем Ленина" -

(сейчас "Кораблинские вести").

 

 

А это его стихи:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иванов Николай Павлович - офицер, во Львове 1950-е годы,

рожден в Фролово.

 

 

 

 

Иванов Михаил Павлович (на переднем плане)1955 г. с товарищами.

 

 

 

 

 

Иванова (Воронкова)Мария Алексеевна.

 

 

 

 

 

Иванов Михаил Маркович.

 

 

 

 

 

Шеина (Бирюкова) Евдокия Михайловна.

 

 

 

 

 

Воронкова (Бирюкова ) Надежда Михайловна (Табаево).

 

 

 

 

Иванов Виктор Михайлович (Табаево)ок.1958 года.

 

 

 

 

 

Митин Алексей Михайлович. Табаево.

 

 

 

 

 

Харитонова Анастасия Михайловна.Табаево.

 

 

 

 

 

Харитонов Иван Петрович 1960-е годы.Табаево.

 

 

 

 

 

Митин Алексей Михайлович 1940 -е годы. Табаево.

 

 

 

 

Пехлецкая школа, май 1947 года ( справа, на полу сидит Иванов Михаил Павлович из Фролво) 7 класс.

 

 

 

 

 

Теплоногов Юрий Николаевич и Иванов Виктор Михайлович. 1960-е годы. Табаево.

 

 

 

 

Ребезов Федор Дмитриевич 1905 - 1943

с. Пехлец

Вот какое исследование прислала внучка Федора Дмитриевича Ребезова - Елена Гувакова.

 

 

 

«Вас теперь двое, и думаю о вас вдвое более...»

14 мая 2015. Газета "Москвичка", приложение к "Вечерней Москве",

 

Клавдия Наумова

 

Наша читательница Елена Гувакова прислала в редакцию рассказ о своих бабушке и дедушке. «Это, наверное, самый типичный русский роман времен Второй мировой», — пишет она. В истории Клавдии Наумовой (1914–1977) и Федора Ребезова (1905–1943) есть и любовь, и разлука, и смерть. И ревность, которой не под силу уничтожить память.

Федор Ребезов был летчиком. В 1941 году он летал в блокадный Ленинград на тяжелом штурмовике ТБ-1, возя туда хлеб, а оттуда — оружие. В 1942 году раненый Федор попал в госпиталь в Калинине (сейчас — Тверь), где встретил медсестру Клавдию. Там и началась их любовь. Клавдия и Федор расписались, и муж отбыл на передовую. 31 мая 1943 года женщина родила сына, которого назвали Виталием. Отец его так и не увидел.

— Дед погиб 20 августа 1943 года на Курской дуге в ключевом сражении, изменившем обстановку от обороны к окончательному наступлению, — говорит Елена Гувакова, дочь того самого Виталия. — Ведущий группы из 6 самолетов Ил-2 гвардии капитан Ребезов получил задачу уничтожить танки, огневые средства и живую силу противника в районе Ахтырка и не возвратился с боевого задания.
Долгое время Федор Ребезов числился пропавшим без вести. Клавдия до самой своей смерти надеялась, что он выжил.
— Я помню, как девочкой ходила с бабушкой к Большому театру, где она надеялась встретить однополчан Федора и узнать о его судьбе, — говорит Елена Гувакова. — Лишь после ее смерти мы получили ответ из архива, что дед погиб.

Все же время взяло свое, и через 7 лет после войны Клавдия вышла замуж во второй раз, родила дочку. Второй муж ревновал ее к памяти первого, и уничтожил все фотографии Федора Дмитриевича. Чудом уцелели лишь два его письма. Увидеть лицо деда Елена Гувакова смогла, только когда нашла в архиве его анкету с фотографией. Несмотря на это, память о первом муже бабушки в семье была жива. Сын Елены Витальевны назван Федором в честь прадеда.
— Мы знаем, что для Федора Дмитриевича это был третий брак, — говорит Елена Гувакова. — Может быть, от первых двух у него остались дети? Хотелось бы их разыскать. Вдруг они прочитают вашу публикацию и откликнутся?

Из писем Федора Ребезова Клавдии
«Я восторгаюсь тобой и твоей привязанностью к тому, что произошло. Ты заслуживаешь самого глубокого уважения и достойна большой любви. Вместе с тобой радуюсь за Витю и за новую жизнь. Ведь у тебя теперь есть семья, и это замечательно. Все хочу, но мне это слабо удается, представить себе это беленькое существо со светлыми глазами. А сколько гордости у меня от того, что он похож на отца. Хлопот у тебя теперь много, будут радости и огорчения. Этот народ беспокойный и весьма требовательный. Все равно люби сына и береги его, тем более в нем есть и моя половина интереса.
Ты просишь проведать вас, и не задумаюсь, если представится возможность теперь. Все мне теперь ясно, кроме того, что ты намерена делать и почему ехать тебе в другое место, и как же сын, с кем он будет расти? (...) Вас теперь двое, и поэтому и думаю о вас вдвое более....» (12 июля 1943)
«Родная Клавочка, здравствуй! (...) Порой мне бывает досадно на самого себя, за все неожиданности и неудобства, причиненные тебе. Но это только иногда, так как в основном ты знаешь мою точку зрения на случившееся, я на все реагирую положительно и спокойно. (...) Ты мне напиши обо всем. Как тебя встретили дома, каково потомство, о своем самочувствии и здоровье? (...) Иначе мне придется беспокоиться.
Наш с тобой город (Калинин. — «Москвичка») полюбился мне крепко. С какой болью в душе я оставлял его. (...) Проходя в последний раз мимо него, я отдал ему должную честь — помахал ему и послал поцелуй. Живи, любимый город, и быстрей залечивай свои раны. Мы еще вернемся туда (...), не правда ли? На пароходе. Тебе желаю много сил и большую волю для преодоления всяких всячин» (1943, до 20 августа)

 

 

ЛЮБАЕВ СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ

Он один из потомков, жителей Пехлеца, которому небезразлична и интересна жизнь и судьба его предков.

 

Сергей Викторович Любаев. Фотография

Родился 26 марта 1960 года в городе Люберцы Московской области. Окончил Московское художественное училище памяти 1905 года и Московский полиграфический институт. Член Союза художников России с 1988 года. С одинаковым успехом занимается иллюстрированием и разработкой дизайна и оформления книжных серий.Сотрудничает с издательствами «Детская литература», «Молодая гвардия», «ТЕРРА», «Дрофа», «Б.С.Г.-ПРЕСС», «Иностранка», «Издательством Ивана Лимбаха» и пр. Оформил и проиллюстрировал книги Н.В.Гоголя, Л.Н.Толстого, Р.Киплинга, А.А.Блока, С.А.Есенина, К.И.Чуковского, А.Т.Аверченко, А.П.Гайдара, Э.Хемингуэя, Дж.Р.Р.Толкина, И.Стоуна, Л.Стюарт, В.А.Пескова, Г.М.Кружкова и многих других писателей. Автор оформления серии «Повседневная жизнь человечества» издательства «Молодая гвардия». Занимается также макетированием и иллюстрированием учебников для начальной и средней школы. Участник международных и всероссийских художественных и книжных выставок.

О себе Сергей Викторович рассказывает так:


Мои детские 60-е были книжными годами. Читали почти все: паиньки и хулиганы, деревенские и городские…
Книга и библиотека (личная или общедоступная) равнялись телеку и компьютеру, DVD и игровому автомату за вычетом прилипшей к ним дряни. Печатное слово было бесконечно ёмким, доверительным, красочно-образным. И книги были разными, неповторимыми, вкусными — с какими-то особыми запахами, стойкой осязательной памятью. Драные и засаленные, новые и плотные, в бумажно-картонных и коленкоровых переплётах…

 

Фото из архива С.В.Любаева, с его коментариями к ним:

 

Прадед, отец бабушки Клавдии Михайловны -
Харитонов Михаил Аристархович.
Служил приказчиком в Пехлеце,
после войны жил в Томилино под Москвой,
Похоронен в Малаховке.
Отец 4 сыновей и 4 дочерей.
Снимки1920 - 30-х годов.

 

 

 

 

Прадед, отец деда Петра Алексеевича -
Любаев Алексей Васильевич.
Четверо из пяти сыновей погибли на фронте.
Был весьма зажиточным мужиком, имел большое хозяйство, его краснокирпичный дом поди и сейчас стоит в Пехлеце (бабушка называла это место Рахманино).


Из НКВД-шных архивов:
" Любаев Александр Иванович
Родился в 1918 г. Проживал: д. Табаево, Рязанской обл..
Приговор: раскулачивание
Источник: УВД по Рязанской области
" Любаев Иван Васильевич
Родился в 1883 г., д. Табаево, Кораблинского р-на Рязанской обл.; Проживал: д. Табаево, Кораблинского р-на Рязанской обл..
Приговор: раскулачивание
Источник: УВД по Рязанской области
" Любаева Анна Васильевна
Родилась в 1891 г. Проживала: д. Табаево, Кораблинского р-на Рязанской обл..
Приговор: раскулачивание
Источник: УВД по Рязанской области
" Любаева Евгения Ивановна
Родилась в 1922 г. Проживала: д. Табаево, Кораблинского р-на Рязанской обл..
Приговор: раскулачивание
Источник: УВД по Рязанской области
" Любаева Мария Ивановна
Родилась в 1915 г. Проживала: д. Табаево, Кораблинского рна Рязанской обл..
Приговор: раскулачивание
Источник: УВД по Рязанской области


Семья брата. Семьями раскулачивали....

 

 

Прабабушка - Анна Андреевна Любаева
(девичью фамилию, увы, не знаю).
После гибели сыновей, проплакав глаза, ослепла.
Снимок 1940-х

 

 

 

Мой многострадальный дед, которого я не знал.
Любаев Пётр Алексеевич — до войны работал в колхозе, по доносу строил водоканал в Дмитрове, вернулся, ушёл на фронт, был тяжело ранен, пришёл на побывку (отпустили!),
весной в распутицу ушёл на едва заживших ногах в валенках
и сгинул в тяжелейшем августе 1942...
Снимок 1930-х

 

 

Мой отец - Любаев Виктор Петрович.
Родился в голодный (не только на Украине) 1933 в Табаево.
До 1946 жил и учился в Табаево и Пехлеце, потом переехал в Томилино (Люберцы) к деду по матери Михаилу Аристарховичу Харитонову. Учился в Люберецком ремесленном училище на токаря (первый год вместе с Гагариным, того потом перевели на литейщика). Прошёл трудовой путь от токаря до ведущего инженера Всесоюзного треста «Трансэлектромонтаж».
Электрифицировал железные дороги по всему СССР и за рубежом. Много лет поддерживал связь с рязанской стороной, до 80-х годов мы с ним бывали там многократно.


Снимок 1949

 

 

 

Бабушка - Клавдия Михайловна Любаева (Харитонова).
Здесь она снялась с маленьким Витей, когда ездила на свидание с заключённым мужем, в Дмитровлаг. Отец рассказывал, что его вывели к ним, обсыпанного опилками — стоя в яме, он огромной двуручной пилой распускал повдоль бревно.
Бабушка училась всего 2 года в Пехлецкой приходской школе, но до 86 лет читала наизусть стихи Сурикова, Плещеева, Никитина
и Кольцова, изумительно знала народные обычаи, пословицы, присказки и поговорки. Переехав в 1964 в Москву, растила меня с сестрой, до школы научила читать.
Так и осталась солдатской вдовой, светлая ей память.

 

 

Витя Любаев 1935г

 

 

 

 

Митин Дмитрий Михайлович (стоит,первый-слева) с товарищами,

а он всегда работал в "Главтабаксырье"

"1935 год, 29 января, группа товарищей, то ли МТС-ники,
то ли складские «Главтабаксырья» — дед Пётр Алексеевич Любаев (сидит первый справа в папахе, которая, кстати, до сего дня хранится у меня) работал и там, и там.
Первый слева стоит Митин Дмитрий Михайлович. Остальных, увы, не знаю."

 

 

 

Дед с товарищами на сенозаготовках (наверху справа).
Снимок 1930-х.

 

 

 

 

Довоенный выпуск Борисоглебской военной авиационной школы лётчиков (в которой учился Чкалов).
Второй ряд снизу, крайний справа — двоюродный дед, Николай Алексеевич Любаев.

 

 

 

Вот он, наш рязанский сокол.
Под Гомелем, где он пропал, леса густые, болота...
Вылетал на охоту, мог оторваться, остаться один...
Если самолёт разорвало — следов не найти.


Слава ему и Вечная память!

 

Эту фотографию, автору сайта прислал неизвестный человек, не пожелавший, добавить какие - либо комментарии к этой фотографии. Мы благодарны ему за это фото.

На фото Любаев Николай Алексеевич 23.04.42 г. г.Ленинакан (это в Армении).

(1916-1944 г.г.) В апреле 1944 года не вернулся из боя...

 

 

 

Любаев Николай Алексеевич, род. 1916г; Рязанская обл;, Кораблинский р-н, д.Табаево, лейтенант, 259 иад, пропал без вести 5.05.44г.

 

 

 

 

Его брат Леонид Алексеевич Любаев.
Тоже погиб на фронте, но в Книге памяти я его не нашёл...

 

 

 

Эти два фото 30-х годов.
Группа рабочих и служащих то ли МТС, то ли «Главтабаксырья».
Дед Пётр Алексеевич Любаев, на верхнем снимке — в последнем ряду, 3-ий слева.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

20-е годы, Пехлец.
Справа — брат бабушки, Фёдор Михайлович Харитонов.

 

.

 

 


Очевидно, группа пехлецких молодых активистов.
Сельская комса... Во втором ряду, вторая слева —
сестра деда Анна Алексеевна Любаева.

Конец 20-х, начало 30-х.

 

 

 

Двоюродный брат отца, мой двоюродный дядя Алексей Павлович Иванов. Сын бабушкиной сестры Ольги Михайловны
Харитоновой (Ивановой). Она была замужем за Ивановым Павлом (отчество, к своему стыду, не помню.
Дядя Лёша — кадровый военный. В 1939 году закончил артиллерийское училище. Войну начал командиром артбатареи, командовал артиллерийской звуковой разведкой (в подобной части служил Солженицын).
Артиллерист высшей пробы, к концу войны командир артполка, подполковник (увы, честных, прямых офицеров часто обходили званиями), кавалер 5 боевых орденов. Его, как толкового, бесстрашного и к тому же интеллигентного офицера оценил маршал Рокоссовский — подполковник Иванов был его
порученцем. Они и внешне были похожи. После войны служил в Венгрии до самого мятежа 1956 года, который вспоминал со
слезами — из-за невозможности ответить мятежникам, много солдат, офицеров и техники погибло. Из-за этого до конца жизни непрязненно относился к Хрущёву и Андропову
(тогдашнему послу в Венгрии).
Закончил военную карьеру Алексей Павлович заместителем начштаба Среднеазиатского военного округа, в Алма-Ате — после окончания Академии Генштаба так и оставшись
полковником на генеральской должности.
Тяжело быть чистым и порядочным... Очень любил свою рязанскую родину — когда позволяло время приезжал в Пехлец, в Табаево.
В 90-стые переехал с семьёй в Подмосковье, в Реутово. Скончался в 2008 году.

 

 

 

 

 

На нижнем снимке он справа.

 

 

 

 

 

Снимок 50-х годов. Качество неважное, но что делать...
Моя пехлецко-табаевская родня у дома прадеда в Пехлеце ( у него же снят до войны Александр Алексеевич Любаев с отцом и женой Марьей Михайловной Митиной).
Справа налево: сидят — моя бабушка Клавдия Михайловна Любаева;
её племянница, дочь сестры Марьи Михайловны Нина Егоровна Облова (в зам. Свиридова);
племянница, дочь сестры Ольги Михайловны Зинаида Павловна Иванова (в зам. Хлебникова);
Ольга Михайловна Харитонова
(в зам. Иванова);
Марья Михайловна Харитонова
(в зам. Облова);
2 неизвестные мне женщины;
стоят — средний сын Марьи Михайловны Харитоновой(Обловой)
Иван Егорович Облов;
младший сын Александр Егорович Облов;
сын Ольги Михайловны Харитоновой-Ивановой Алексей Павлович Иванов;
его жена Вера Георгиевна Иванова;
Егор Иванович(?Васильевич) Облов,
муж Марьи Михайловны;
неизвестная мне женщина;
Антонина Петровна(?) Облова,
жена Евгения Егоровича Облова;
старший сын Марьи Михайловны Харитоновой - Обловой Евгений Егорович Облов — тот самый, что значится на памятнике погибшим. Это очень странно, ведь дядя Женя был в округе человек известный — глава большой семьи. Ну да ладно, ибо память лучше беспамятства;
неизвестный мне мужчина.
Младенцы — мои троюродные сёстры.

(Комментарии Любаева Сергея Викторовича - Москва.)

 

Пришло письмо от другого родственника этого большого семейства, Антона Устюжанина из Москвы, который добавил некоторые сведения: стоит 1 слева - Виктор Егорович Облов, брат Евгения Егоровича, и рядом с Антониной Петровной(?) Обловой стоит бабушка Антона Устюжина - Анна Егоровна Облова (в замужестве Свиридова).

 

 

 

"Хочу поделиться с Вами одним интересным снимком.
Этот подлинный негатив я обнаружил в своей архивной коллекции
материалов по Великой Отечественной войне.
Обнаружил совершенно случайно - в трухлявом конверте находилось несколько кадров (негативов) награждения в Кремле героев-лётчиков.
Даты события не было, примерно 44-45 годы.
Негативы были в плачевном состоянии - от плохого хранения они
полуразложились, несколько пришлось выкинуть.
Пара кадров уцелела, хотя эмульсия пострадала.
Когда я их отсканировал, то увидел среди награждаемых, трижды Героя Ивана Кожедуба и двух женщин-лётчиц.
Они только что получили геройские звёзды.
Кто эти лётчицы - я не знал, хотя лицо одной из них было как-то
знакомо...
И тоже случайно, роясь в материалах о военных лётчиках, я узнал, что удивительно красивая девушка со Звездой - гвардии старший лейтенант Антонина Леонтьевна Зубкова, уроженка села Семион, Кораблинского района. В Кораблино на школе, в которой она училась, установлена мемориальная доска.
Перед войной эта сельская девчонка окончила 3 курса мехмата МГУ и
штурманскую авиашколу.
Рядом с ней на снимке плачет её подруга-однополчанка, тоже Герой.
Кто эта лётчица-майор, я тоже узнал - гвардии майор Федутенко Надежда Никифоровна, командир экипажа, с ней летала Зубкова. Награждение состоялось 18 августа 1945 года.

Этот снимок, похоже, нигде не публиковался - он очень драматичен,
трогателен и уникален.
Я горд, что в соседнем с селом наших предков селе родилась такая
Звезда - не Лолита, Волочкова или Собчак...

Гордитесь и Вы!
" - Любаев Сергей Викторович.

 

А вот что мне вспоминается об Антонине Зубковой.

Когда-то в далеком 1969 году мне на совершеннолетие подарили двухтомник: «Героини»- очерки о женщинах - Героях Советского Союза. В нем рассказано о девяносто одной героине, славных дочерях нашего народа, в том числе и об Антонине Леонтьевне Зубковой. Я прочитала эту книгу от корки до корки. Мы гордились этими девчонками.  В школе, в моем 10 классе, было задание написать сочинение, я так думаю, ко Дню Победы, и я писала об  Антонине Зубковой из Семиона. В тот день мама сказала мне, что она училась в школе с Тоней Зубковой и знала ее. Получается, что Тоня тоже училась в Пехлецкой школе, а потом продолжила учебу в Кораблино, в средней школе, так как в Пехлеце школа была восьмилетней в то время. Вот здесь очерк о нашей героине.

 

 

 

 

Любаев Александр Алексеевич (погиб под Сталинградом - политрук), с отцом - Любаевым Алексеем Васильевичем и женой - Митиной Марьей Михайловной (перед войной)-фото из ахива Митиных.

 

 

Иванова Ксения Николаевна - моя любимая бабушка с сыном, Михаилом Павловичем и внуком Митиным Володей 1948 год. Пехлец

Ее дети: Зинаида, Елизавета, Николай, Иван, Михаил.

 

 

 

Фролово 40-е годы ХХ века.

Дом Иванова Павла Андреевича (моего деда) и бабушки - Ксении Николаевны Ивановой (Даниловой).

В 50- годы, дом был разобран и построен на краю Пехлеца, (ныне крайний, уже двухэтажный дом)

 

 

 

 

Иванова(Перфильева) Зинаида Павловна 1939 год.

Фролово.

Иванов Иван Павлович с женой Розой (Ионовой) и сыном Володей 1952 г.Пехлец.

 

 

 

 

Иванов (Перфильев) Михаил Павлович (справа) с Николаем Григорьевичем Кордюковым из д. Фролово

50-е годы.

 

 

 

Иванова Ксения Николаевна у своего дома в Пехлеце 1964 год.

 

 

 

 

 

Митин Петр Михайлович с женой Елизаветой Павловной (Ивановой)

и сыном Володей. Прибалтика. Родом из Табаево и Фролово.1948 год.

 

 

 

 

 

Иванов Николай Павлович 1939 год.Фролово

 

 

 

1945 год Фролово. Иванов Михаил Павлович и Вахнеевы Виктор Петрович и Клавдия Петровна

(племянники родные, бабушки Ксении)

 

 

Харитонов Федор Петрович 1907 г.р. Фролово.

 

 

 

 

Харитонов Михаил Петрович д. Фролово

1916, д. Фролово Ряжского уезда Рязанской губ. – ?). Родился в семье крестьянина-середняка. Русский. В КП с 09.39.
Образование: Московский товароведческий техникум, станция Перловка, Мытищинский р-н 09.32–12.35.
Зав. орг. Отделом Лопасненского райпотребсоюза, Московской обл. 12.35–01.37; инструктор Калининского облпотребсоюза 01.37–12.37; не работал, Москва 12.37–02.38.
В органах НКВД–СМЕРШ–МГБ–МВД–КГБ: инспектор, ст. инспектор отдела кадров НКВД СССР 02.38–1940; оперуполномоченный 3 отдела ГЭУ НКВД СССР 1940–03.41; заместитель начальника ОО НКВД 366 стрелковой дивизии Сиб.ВО 08.41–1942; заместитель начальника ОО НКВД 191 стрелковой дивизии Волховского фронта 1942–1942; старший оперуполномоченный 1 отделения ОО НКВД Волховского фронта 1942–1943; заместитель начальника 1 отделения ОКР СМЕРШ 4 армии Волховского фронта 1943–1943; старший оперуполномоченный 1 отдела ГУКР СМЕРШ 1943–06.46; помощник начальника отделения 1 отдела 1 управления 3 гл. управления МГБ СССР 06.46–1947; заместитель начальника отделения 1 отдела 1 управления 3 гл. управления МГБ СССР 1947–02.11.50; начальник 2 отдела 1 управления 3 гл. управления МГБ СССР 02.11.50–22.04.52; в распоряжении 3 гл. управления МГБ СССР 22.04.52–11.07.52; начальник 9 отдела 3 гл. управления МГБ СССР 11.07.52–30.03.53; начальник ОО МВД–КГБ воен. артиллерийско-инженерной академии сухопутных войск, Москва 07.53–?; ст. советник КГБ в Монголии 01.56–04.59.
Звания: подполковник (упом. 30.10.50); полковник (упом. 11.07.52).
Награды: 2 ордена Отечественной войны 2 степени 13.04.44, 18.11.44; орден Красной Звезды 25.06.54; 5 медалей.

 

 

Шляхин Виктор Михайлович (Пехлец)- 60 годы ХХ века

 

 

 

 

 

Шляхина (Иванова) Ангелина Михайловна (Пехлец).

 

 

 

 

Семья Иванова Михаила Марковича (Пехлец) и Марьи Алексеевны (ур.Воронковой) - 50-е годы ХХ века.

 

 

 

 

Шляхина Ангелина Михайловна (ур.Иванова) с родителями - Ивановыми Марьей Алексеевной и Михаилом Марковичем.

 

 

 

В доме Митина Михаила Николаевича, с сыном

Дмитрием и дочерью Александрой 1948 год. Табаево.

 

 

 

 

 

Перов Валерий Степанович 1953 год Табаево

 

 

Иванова (Данилова) Ксения Николаевна с внуком Ивановым Сережей 1963 г.Пехлец.

 

 

Митина Марья Михайловна. Пехлец 1964 год.

 

 

 

 

 

Рубайлова (Иванова) Зинаида Павловна (Фролово)работала

в Пехлеце на узле связи перед войной, позже жила в Ряжске.

 

 

 

 

 

 

 

"У прабабушки Паши Теплоноговой( ур. Воронковой ) и прадедушкиТеплоногова Николая Николаевича  дома (  они  в центре в первом ряду ), рядом с прабабушкой ее сын - Теплоногов Владимир Николаевич , рядом с прадедушкой - прабабушкина сестра родная - Иванова ( Воронкова) Мария Алексеевна, вверху слева направо : Теплоногов Юрий Николаевич , Теплоногов Иван Николаевич , Теплоногов Виктор Николаевич  и моя родная бабушка Теплоногова Клавдия Егоровна".

( фото с комментарием из архива их потомка, Урясьевой Елены Михайловны). Начало 50-годов ХХвека.

 

Вот, что пишет в своей книге" История села Пехлец" ч.1 на стр.109 учитель Кастров С.М.

"Теплоногов Николай Николаевич, потомственный хлебороб, вернувшись с Гражданской войны, включился в работу по сельскому хозяйству. И где бы ему было работать, как не в сельском хозяйстве, и где бы он был так нужен, как именно здесь. Но вот...в 1936 году, будучи бригадиром полевой бригады, Николай Николаевич установил на своем поле недоброкачественную работу Суханинской бригады и отказался подписать акт приемки. Его вызвали в МТС, но и здесь он не подписал акт приемки. Тогда ему предложили явиться в Райисполком и Райзо. Доказывая, что поле вспахано очень плохо, отказывался он и здесь закрепить своей подписью злосчастный акт, и только в Райкоме партии он вынужден был сделать это противное его долгу и совести дело.

Возвратясь домой, Николай Николаевич устроился на работу в торговую сеть, в местное сельпо. Таким образом, в преклонении перед Суханиным вынуждены были оставить поле лучшие мастера хлеборобы - Саликов П.Е. и Теплоногов Н.Н."

 

Теплоногов Михаил Николаевич с дочкой Надеждой

1957 год (Пехлец)

Отрывок из автобиографии:


«Теплоногов Михаил Николаевич, 21.08.1927 г.р. , проживаю в п. Газопровод, Кораблинского района , Рязанской области .Был призван в 1944 году Кораблинским военкоматом и направлен в действующую армию. В Рязани нас сформировали и направили в г. Ленинград в первый Балтийский экипаж  , а оттуда в г. Кронштадт. На фронт нас сразу не послали , а направили в школу связи для подготовки специалистов. Мы 17-ти летние днем занимались , а ночью грузили боеприпасы на корабли. Было трудно и с питанием ( скромный паек выделяли для Ленинградцев тогда)  и с отдыхом , но мы пережили все трудности. Нас молодых  отправляли вместо  вышедших из строя матросов на боевые корабли.   После окончания школы связи меня назначили радиотелеграфистом вместо выбывшего радиста на сторожевой военный корабль командиром отделения в/ч 49270 . И в след за регулярной армией и флотом мы шли вперед на запад. Мой путь от Кронштадта до Таллина и далее на Польшу , Германию. Там и остался служить до 1951 года включительно. Служил 7 лет . После демобилизации в 1952 году поступил на газокопрессорную станцию Газопровода рабочим, в октябре 1952 года переведен на должность « электомонтер». Работал в разных должностях до 1961 года . А в 1961 году поступил на заочное отделение в Саратовский техникум нефти и газа. В 1965 году окончил техникум и был назначен инженером аварийной службы по магистральным газопроводам при Кораблинской ГКС , где и проработал до пенсионного возраста  . Работали всегда  много, но  самыми   трудными годами считаю с 1941-1943 , где труд был непосильным для нас, молодых мальчишек» ( Материал предоставила внучка Урясьева Елена Анатольевна)

 

 

 

 

 

 

Теплоногова Клавдия Егоровна (Комарова), ныне живет

около Пехлеца, на Газопроводе. ок.1947 г.

 

 

 

Верхний ряд, крайняя справа Теплоногова Надежда Михайловна - 7класс.

 

 

 

 

Семья Теплоногова Николая Николаевича и его жены Прасковьи Алексеевны (ур.Воронковой).

Здесь все шестеро сыновей с женами собрались на ее 80-летие. 1980год. (Пехлец).

 

 

 

 

Пехлец 1980 год. Иванов Иван Павлович, Митин Дмитрий Михайлович с женой Анной, Митина(Иванова) Елизавета Павловна, жена Ивана Павловича - Марья Кузьминична, сидит Харитонов Иван Петрович.

 

 

 

 

Свиридова Антонина Алексеевна, справа на фото.Табаево.ок.1930 г.

фото из архива Олега Тиняева, это его прабабушка.

 

 

 

 

Свиридова Антонина (справа), дочь Алексея и Марии Свиридовых.

Табаево. Фото из архива ее потомка,Олега Тиняева. Ок.1930 года.

 

 

Антонина Алексеевна Свиридова с девочкой..?в Москве

Комментарии Олега Тиняева, потомка жителей Свиридовых из Табаево.

"Информация, которой я располагаю о своих предках из Табаево, довольно скудная. Отчества Алексея и Марии мне, к сожалению, не известны, как и девичья фамилия Марии. Известно лишь, что она происходила из обедневшего дворянского рода, а ее родная сестра была игуменьей монастыря Прасковьей (Параскевой).Алексей владел кузней, которая славилась на всю округу. О датах жизни можно говорить лишь приблизительно. Алексей Свиридов родился ок.1877 года, умер в 1957-х годах. Мария Свиридова родилась ок.1887 года, умерла в 1922 году. Обвенчались они примерно в 1902-1903 году. Известно, что у них было шестеро детей:Владимир(1907-1991), Николай (1908-?)моя прабабушка Антонина (1910-1993), Леонид (1918-?), Таисия (ок.1920-?) и Раиса. У меня есть фотографии молодой Антонины, к сожалению, не подписанные. Скорее всего, они были сделаны в Табаево до того как она ок.1925 года переехала в Москву".

 

 

 

 

 

Согласно, этому документу от 1906 года, известно теперь, как звали молодоженов: Свиридов Алексей Андреевич и Кротова Мария Никифоровна, дочь умершего крестьянина Никифора Герасимова Кротова из д.Хомутской, прихода села Кипчакова. (ГАРО ф.627 оп.262 д.162)

Хочется привести выдержку из книги С,М.Кастрова "История села Пехлец" ч.1 стр.89. "...Был у нас кузнец, Свиридов Алексей Андреевич, и никто по всей округе не знал так плужка, как он, да и не только плужка, а любой другой машины. Еще при крепостном праве владелец Старожиловского конного завода фон-Дервиз подарил своего мужика СВИРИДА штабс-капитанше Пафомовой Марии Стефановне, проживавшей в своем имении в д.Табаево - Пафомово. И пошли здесь от того Свирида портные, плотники, от него и Алексей Андреевич начал свой род, и свою науку огнем каленою в колхоз принес. Лучше других были на смотре и плужки пехлецкие, а о сбруе и говорить нечего."

 

 

 

 

 

На фото справа - Антонина Алексеевна Свиридова,

а слева - ее дядя, Василий Никифорович (фамилия неизвестна).  
Может быть, кто-нибудь, узнает его или девушку в центре фото.  

 

 

 

 

 

Алексеева (Воронкова) Елизавета Алексеевна из Пехлеца,

позже жила в Кораблино.

 

 

 

 

Бирюковы Юрий Михайлович и Валентина Алексеевна(Пехлец).

 

 

 

 

Иванов Юрий Михайлович (Пехлец) 60-е годы ХХ век.

 

 

 

 

Харитонов Николай Петрович(Табаево)фото 1960-х годов.

 

 

 

 

Булатова Лидия Владимировна(Пехлец).

 

 

 

 

 

Иванов Евгений Михайлович (Пехлец) -60 годы ХХ века.

 

 

 

 

 

Иванова (Мельникова) Вера Гавриловна.

 

 

 

 

Иванов Владимир Иванович 1973 год.Пехлец.

 

 

 

 

Атаманов Александр Азович 1973 г.Пехлец.

 

 

 

 

 

На фото директор Пехлецкой школы.

Эту заметку я прочитала в интернете и я думаю,что интересно знать другим людям мнение о пехлечанах .

 

"…Несколько лет назад автор этих строк с толпой таких же, как он сам обалдуев поехал «на природу», на весеннюю пьянку, замаскированную под отмечание Дня Победы. Путь наш пролегал через село Пехлец Кораблинского района. Этот населённый пункт не то что разительно отличался от своих раскиданных по трассе аналогов, а просто потряс всю нашу компанию.
Было около 10 часов утра. Все жители села были на улице – все шли к памятнику павшим односельчанам. Каждый, даже распоследний сельский алкоголик, был одет, должно быть, в лучший свой наряд – наглаженный-наутюженный. Почти у всех были цветы – не покупные голландские мутанты, а незатейливые букетики, собранные в собственном палисаднике.
Стремаясь своего затрапезного вида, мы, тем не менее, остановились, и присоединись к сельчанам. Толпа поразила какой-то общей, дружной, как у пчелиного роя, приподнятостью и отсутствием пьяных. И ни в чём не было официальностной натужности – ни в простецком, кажется деревянном, памятнике, ни в незамысловатых речах выступающих, ни в чистосердечных эмоциях присутствующих. Для них это был праздник и это был их праздник!
Даст Бог, однажды, в этот день я снова поеду в Пехлец – подальше от неживой анилиновой помпезности. Вот, дочь подрастёт и я повезу её туда, где живут люди, которым не надо напоминать про День Победы раздачей чёрно-оранжевых обрезков; которые не по принуждению, а по зову сердца несут в этот день цветы к поселковому монументу; для которых этот день – семейный праздник и только среди которых она поймёт, что она не беспомощная кроха одинокая в этом мире, а живая частичка великого народа, победившего в самой страшной войне! "
Орлов Владимир

 

 

 

Большую родню Пехлеца собрали Шумский и Тищенко

В этом старинном селе, которое знаменито первой типографией России, своей махоркой и работящими людьми, открыты две памятные Доски знатным односельчанам.

 

Над Пехлецом величаво плыл бархатный звук колокола, заставляя каждого вспомнить о времени и о себе. Тем более, что колокольню, да и сам храм, совсем недавно вернули из небытия. Но это, пожалуй, единственные реликвии, которые подвергло запустению наше недавнее прошлое. А так Пехлец все эти годы строился, богател, развивался. И во многом благодаря тем, кто, не жалея сил и времени, сам трудился в этом селе, в местном колхозе, в сельхозтехнике.
Именно за добрые дела теплым словом поминают сегодня бывших руководителей Ивана Михайловича Шумского и Станислава Андреевича Тищенко-право, ей-Богу, никогда не думал, что придется писать о них вот в таком скорбно-добром духе. Потому что лично для меня, да и для многих других, они и по сей день живы, только вот вышли куда-то на время, чтобы сверить свои часы со временем – а правильно ли они все делали?!
…Из Пехлеца – отца, который работал секретарем райкома партии по Кораблинской зоне МТС, переводили в Кораблино – мы уезжали в августе 1957-го. Как сейчас помню, все село было изрыто траншеями, везде лежали трубы, светились огоньки газовой сварки. Мы, пацаны, бросали карбид в лужи, поджигали лопающиеся пузырьки и очень радовались, если из этой затеи получалось что-то путное. Так что праздник был в ребячьих душах, что уж тут про взрослых говорить, к которым в квартиры тянули голубое топливо от проходившего рядом газопровода Саратов – Москва. К слову, мне пришлось дожидаться газа в своем старом Кораблине еще около 40 лет. А вот в Пехлеце он появился благодаря директору Кораблинской МТС, а потом и председателю колхоза им. Чкалова Ивану Михайловичу Шумскому в 1957 году! Где еще было такое в глубинке, кто скажет?
Шумские приехали в Пехлец в 1947-м. Село стояло без света – керосиновые лампы коптили по домам. И опять же Иван Михайлович постарался, что лампочки засияли в оконцах… И люди были благодарны – и МТС, и колхоз гремели в области по всем показателям И.М. Шумский был отмечен тремя правительственными наградами, в том числе и орденом Ленина!
Не меньший вклад вложил в развитие села Станислав Андреевич Тищенко, управляющий сельхозтехникой. Он работал в Пехлеце в 60-80 годы прошлого столетия. Да за один микрорайон молодежный, за детский садик ему уже можно памятник ставить!..
Ну, памятник не памятник, а вот памятные Доски на здании ДК они явно заслужили. Почему именно они, ведь в Пехлеце еще немало достойных людей, которые могут быть удостоены такой почести? Серафим Костров, Наталья Отрошко, Клавдия Клинковская… Учитель, фельдшер, знатная трактористка… Подождите, и в их честь будут открыты памятные Доски. И не только. Районная акция «Вспомни имя свое» предполагает открытие стел, мемориалов, памятных Досок во всех селах, потому что негоже забывать нам о прошлом, о тех кто в лихое послевоенное время поднимал из руин деревню и потом дальше работал непокладая рук… А более далекая история наша? Многие наверняка слышали о Худекове из Ерлина, а вот о Венюкове из Никитина вряд ли… А ведь он даже более знаменит, потому что, исследовав Дальний Восток, снискал себе славу там – его именем назван город Венюков. А что же мы? Так что работы здесь – непочатый край!
Но вернемся в доброе утро 9 мая, на открытие памятных Досок Шумскому и Тищенко. На том торжестве присутствовали односельчане героев сегодняшнего дня, а также сыновья – Александр Тищенко и Юрий Шумский. Именно Юрий Иванович и натолкнул район на мысль об увековечивании памяти знатных людей села. Кстати, Юрий Шумский, сегодня, как председатель Пехлецкого совета ветеранов, провел большую работу по восстановлению не только биографии, но и жизненного, а также военного пути своего отца.
На митинге по случаю открытия памятных Досок выступил и он, и Александр Тищенко, которые поблагодарили районную власть за Память, а также глава района М.П. Липатов, глава Пехлецкого поселения А.А. Музюкин, директор местного хозяйства В.Г. Назаров, односельчане… Добрые слова, поздравления… А вот Александр Музюкин заявил, что теперь в их селе появится и переулок Шумского.
И вот она, торжественная минута – снято красное покрывало и взору присутствующих открываются памятные Доски, где начертаны фамилии их знатных земляков. Цветы, улыбки, фото на память. И – тишина.
Замолчал и колокол. Только все равно бередят души воспоминания. О дне вчерашнем. И о сегодняшнем тоже. И вот какая мысль пришла в голову.
Хорошо уметь радоваться привычному, а обыденное превращать в праздник. Ценить то, что есть, и, стремясь к завтрашнему дню, не разбрасываться накопленным.
А ведь порой многие из нас впадают в заблуждение. И кажется нам, что подсолнухи где — то там повыше, картошечка крупнее, да и дом получше. И мы с презрением смотрим на свое, родное, исконно русское, и с вожделением – на чужое. И ищем виноватых, стараемся порушить все до основания, а вот ужо потом… Не получится, братцы! Потому что вначале разрушаем, а потом горюем о потерянном. А назад многое порой просто не вернешь…
Так что давайте дорожить не только сегодняшним, но и днем вчерашним. Тем более, что мы, кораблинцы, народ мудрый и по-доброму сильный. Нет в нас разрушительной энергии. И подтверждение тому – наша ПАМЯТЬ. И наша районная акция «Вспомни имя свое».

 

Юрий Харин,
Кораблинский район

 

Агеевы Анна Васильевна и Иван Яковлевич. д.Табаево.

 

История одной семьи



Шаги по войне.
Когда полетело сцепление у трактора, Аннушка сильно испугалась. 3а запчастью нужно было ехать из-под Залесно-Чулкова в Пехлец, а это километров 20. И тогда она быстренько запрягла лошадь, прихватила с собой вихрастого мальчишку-плугаря - и в путь! Норовистая лошадка резво потащила телегу.
Темнело быстро. Мальчонка, прижавшись к тете Нюре, задремал и лишь время от времени вздрагивал в тревожном детском сне. Что ему снилось? Война? Отец на фронте?
Или как ему, двенадцатилетнему пацану, приходилось вместе со взрослыми пахать, боронить? Эх, мальчишка-плугарь, мальчишка-плугарь... На тебе да на бабах тогда держался тыл. Да и фронт тоже. "А как там мой Иван Яковлевич? - думала Аннушка, привычно подергивая вожжами. - Ведь с первых дней на войне..." За этими мыслями она тоже задремала. Когда очнулась от короткого забытья, глядь, а лошадь стоит. И места кругом незнакомые. Заблудилась! Ну, теперь директор МТС ее в дезертиры запишет! Да от такого позора куда глаза глядят бежать надо?..
Она взяла лошаденку под уздцы и пошла прямо - авось куда-нибудь дорога да выведет. И впрямь, показались какие-то дома. И вот уже Анна Васильевна Агеева, молодая трактористка из Клинковской бригады Кораблинской МТС, стучит в окно крайней избы, где еле мерцал моргасик. Дед долго не мог понять, что к чему. А Анна лишь спрашивала: "Какая это деревня? Какая деревня-то?" И сказал тогда дед незлобиво:
- Кувшиново это. А тебе Пехлец нужен? Заблудилась ты, подруженька. Так что, родимая, езжай назад.
Всю ночь плутала по проселочным дорогам Анна Агеева, утром только и заявилась на место. Петр Михайлович Лукинский, директор МТС, этак сурово и спросил:
- А где же ты ночь-то была, девка?
Заплакала Анна:
- Ой, не губи!.. Ой, да не знаю, как заблудилась...
- Ладно, не реви! Что там у тебя, муфта сцепления полетела? Выписываю новую. И - сразу назад!
Как на крыльях летела Анна Васильевна Агеева обратно, в Залесно-Чулково, где пахала землю. Даже двух своих кровинушек не видела, хоть и рядом находилась.
Мимо дома отца с матерью проехала, а заглянуть на двор не посмела. Как они там. Сашка да Нинка? Не заболели ли случаем? А может, письмецо с фронта Иван прислал?..
Но скрылся за поворотом родимый дом. И через несколько часов показалось поле, одинокий трактор.
Поставила Аннушка на место муфту сцепления, утерла непрошеную слезу и стала пахать землю-кормилицу. Чтоб хлеб уродился. Чтобы было что послать на фронт всем-всем бойцам и ее суженому Ванечке.
По войне Иван Яковлевич Агеев, тракторист из села Пехлец, прошагал все 4 года. В июле 1941 года мобилизовали. Как раз первыми они, 1911 года рождения, и пошли. Он тогда свой комбайн "Коммунар" к жатве готовил. А штурвальным у него была жена, Аннушка.
Слез при расставании особых не было. А как проводила мужа на фронт Анна Васильевна, села на его комбайн и скосила свои первые 180 гектаров ржи. А потом - краткосрочные курсы в Кораблинской МТС. 45 женщин со всего района занимались в сторожке за церковью. Учились долгими зимними вечерами на трактористок. Учились зло и весело, понимая, что не скоро придут с фронта мужики...
Так оно и вышло на самом деле. Иван Яковлевич вернулся домой в 1945-м, аккурат под Октябрьскую. На груди - медали. Звание - старший сержант. Он шел со станции до Пехлеца по большаку в надежде, что кто-нибудь по дороге подберет. Но, увы! Ни повозок, ни, тем более, машин. И шел солдат с фронта, и думал свою невеселую думку.
Мать в ту пору возилась на кухне, топила печку соломой. Охнула, увидев сына. Заплакала, прижалась к груди. Сашка и Нина, уже повзрослевшие, стояли поодаль и смотрели на чужого, но такого знакомого дядьку в серой солдатской шинели. Потом Сашка не выдержал и бросился к отцу, повис у него на руках, зарылся в пропахший махрой и войной ворот:
- Папка, папка приехал!..
Аннушка узнала, что муж вернулся с фронта, почти сразу же. Пришли к ней в поле, что под Фроловом, бабы и сказали, что Иван ее жив и невредим, и уже дома. А Анна Васильевна аккурат хлеб на своем комбайне молотила. Эх, как ей хотелось все бросить и побежать к родному дому!
И бросила бы, и побежала! Да хлеб не бросишь...
Так до вечера и молотила. Только когда на небе высыпали густые звезды, заспешила к мужу. Открыла дверь, прижалась к шершавой шеке солдата. Всплакнула. А потом пригубили они чарку, и потек их неторопливый разговор.
- ... Да, им было плохо, но и нам не мед, - Анна Васильевна вытерла набежавшую слезу и, словно отгоняя воспоминания, закончила. - А вообще-то нам с Иваном стесняться своей жизни нечего. Не боялись мы работы.
Испытали все. И горя хлебнули, и радость в доме была.
Дети вон какие. Трое их у нас. Последний, Николай, уже после войны родился, в 1947-м...
Мы сидим вместе с Анной Васильевной и Иваном Яковлевичем в их небольшом домике в Пехлеце, который густо обсажен белоствольными березами. Анна Васильевна не встает - упала и ушибла ногу. Но держится молодцом.
Как я понял, заходят, навещают их соседи, справляются о здоровье, советуют Анне Васильевне компресс ставить, витамины там всякие пить.
С витаминами, с лечебными травами у Агеевых все в порядке. Вон их сколько собрано-насушено: и зверобой, и полынь, и мята, и чистотел, и еще что-то, мне неведомое.
Травы Анна Васильевна знает. Так что, кто из соседей занедужит, все к ней направляются. Она и травку даст, и скажет, как с ней обращаться. Только силы не те стали. Раньше, бывало, речку перейдет, и - в заливные луга. Рви, что твоей душе угодно. Сейчас все больше около дома собирает.
Есть дела и у Ивана Яковлевича. Прекрасный столяр он и плотник. Все, что в доме, его руками делано. Хотя стол раздвижной, и комод, и табуретки... И сейчас еще рамы шьет-вяжет, и ульи, и рамки к ним делает. И столярная мастерская у него самая примитивная, и вроде бы инструмент обыкновенный, а надо же тебе, получается!
Видимо, ко всему талант еще нужен. И руки золотые...
А дети-то пошли в родителей - трудолюбивые.
Александр Иванович Агеев нынче на Кораблинском комбинате работает. Слесарь. Николай - в Новомичуринске, на ГРЭС. Дочка в Москву уехала...
Как соберутся все - то-то радости в доме Агеевых. И светятся далеко за полночь оконца, и воспоминаниям нет конца. Лучатся глаза у отца с матерью, словно и нет их, этих прожитых лет...
Кораблинский район.
Юрий Харин.4 мая 2001 год.
Источник газета «Рязанские ведомости»

 

 

Агеев Иван Яковлевич 1911 г.р. д.Табаево.

Он помнит по имени-отчеству барыню, фамилии большевиков, её грабивших, песни офицеров, которые прятались у соседей целую зиму, прежде чем бежать на Дон, чтобы присоединиться к белым... Если Иван Яковлевич говорит: «Это было давно», слушатели понимают - речь идёт о периоде, который они знают только по учебникам, даже если сами уже на пенсии.
 
ФУНТ РЖИ ЗА ГРАМОТУ

Маленький домик у дороги, на котором табличка, сообщающая о том, что здесь живёт ветеран Великой Отечественной войны. Но память Ивана Яковлевича Агеева из села Пехлец, Кораблинского района хранит воспоминания о ещё более ранних событиях.
- Как барыню-то звали, пап? - спрашивает отца сын ветерана, Николай Иванович.
- Любовь Николаевна, - тут же отвечает Иван Яковлевич.
Ему осталось два месяца до 104-го дня рождения!
 
Агеевы в Пехлеце были потомственными плотниками и на барскую семью работали из поколения в поколение.
В годы детства нашего героя в Пехлеце выращивали известную на всю страну и даже за её пределами махорку, работала табачная фабрика.
- Мать рассказывала: в поле с махоркой сооружали шалаш, отец отвозил туда её и ещё двух детей, они там пололи, пасынковали, макушки обрывали, - рассказывает Николай Иванович.  - Причём это считалось детской работой, туда отправляли малышню с пятилетнего возраста. По осени урожай делили с барыней и потом продавали свою часть. И существовал даже пехлецкий сорт табака. В царскую армию его поставляли.
 
Школьные годы Ивана Яковлевича пришлись на период безвластия. Надо учиться - да негде! Во время революции школа не работала. Тогда один из зажиточных крестьян согласился давать уроки.
- А как твоего первого учителя звали? - опять уточняет у отца Николай Иванович.
- Анатолий Фёдорович. - В таких вопросах Ивана Яковлевича не подводит память.
 
К этому учителю ходили около 20 деревенских ребят, чтобы научиться грамоте и счёту. Революция революцией, а надо и о будущем думать! Так что родители этих детей с готовностью платили учителю - фунт ржи в неделю. Когда, наконец, заработала школа, Иван Яковлевич прошёл обучение экстерном, чтобы получить документ об окончании 4 классов - без него не брали в армию. Служить же тогда рвались почти все.
 
ПОБЕДУ СПУТАЛИ С ТРЕВОГОЙ.
 
Отслужив, Иван Яковлевич выучился на тракториста и стал работать. Потом женился на местной девушке Анне. До войны у них родились двое детей, а третий, мой собеседник, - уже после возвращения отца с фронта.
 
Узнав о том, что началась война, Иван Агеев передал свой трактор жене. Освоила его она за пару недель и проработала на нём последующие семь лет. Ивана Яковлевича призвали 23 июня 1941 года. Сначала он служил на Украине, а потом участвовал в битве под Москвой, был награждён медалью.
 
- Под Москвой полк отца воевал мало - враз от него ничего, точнее, никого не осталось, - объясняет Николай Иванович. - Выживших направили на переформирование. Вскоре они севернее Ленинграда оказались, на границе с Финляндией.

Так наш герой попал на север, на Волховский фронт, освобождал Выборг. За участие в тех событиях старшего сержанта Ивана Агеева, командира отделения автоматчиков, и наградили медалью «За боевые заслуги». Дважды он был ранен.
 
- Под Выборгом скальный грунт. Отец рассказывал, что осколки снарядов смешивались с камнями, и такая убийственная смесь фонтаном разлеталась во все стороны, - говорит Николай Иванович.
 
Было тяжело на войне, не легче приходилось и в тылу. Не только бригада Дарьи Гармаш в Рыбновском районе била рекорды - и трактористки в Пехлеце работали ударно. Постоянное чувство голода, заботы о том, как накормить детей, усталость - Николай Иванович из воспоминаний матери составил представление о том непростом времени.
 
В ночь на 9 мая 1945 года Иван Агеев и его сослуживцы услышали пальбу из соседних частей. Они сначала решили, что это тревога, и уже готовы были схватиться за оружие. Но тут до них дошло известие, что на сей раз повод для стрельбы радостный - победа! И они, счастливые, тоже начали палить в небо.
 
-Лучших солдат и офицеров поздравляли, награждали, - оживился ветеран при этом воспоминании.
 
После победы его часть стояла в Горьковской области - ждали исхода войны с Японией: в любой момент могли направить туда. В родное село Иван Агеев вернулся в конце ноября 1945-го.
 
ГРАЖДАНСКУЮ ПОМНИТ!

Старшая внучка Ивана Яковлевича уже 2 года на пенсии. У ветерана пятеро правнуков и трое праправнуков, так что есть кому, затаив дыхание, слушать впечатляющие рассказы о революции, о Гражданской войне и коллективизации, причём из уст очевидца. Выросший на воспоминаниях отца, Николай Иванович сам может в красках рассказать, например, как в родном селе устанавливали новую власть.
 
- Раскулачивание - какое-то странное, на мой взгляд, понятие, - считает он. - В литературе нередко пишут, что землю изымали. Это тоже, конечно же, было, но главным образом в Пехлеце раскулачили тех, у кого были самые хорошие дома. Например, у священника и фельдшера. Первый с семьёй вынужден был жить в амбаре, второй из села уехал.

Рассказывал Иван Агеев младшему сыну про бандита из большевиков по прозвищу Оголец. Четыре раза он приходил раскулачивать, а проще говоря, грабить помещицу.
 
- Барыня потом стала прятаться по вечерам, в поместье не появлялась, - рассказывает Николай Иванович. - У неё до революции были большие стада коз, свиней и коров. Вся округа на подённой работе. Впрочем, с ней ещё по-человечески поступили, даже двух коров ей оставили. Но потом она уехала из села.

Во время революционных событий зимовали в Пехлеце два белых офицера. А потом они отправились на Дон. Правда, один из них оставил на чердаке дома, в котором прятался, свою винтовку - решил, что пробираться на юг к белым безопаснее без оружия. Её обнаружили потом при раскулачивании. Хозяева не знали, что у них хранится настолько опасный предмет, и последующие пять лет глава семьи провёл в лагерях.
 
- Раньше отец иногда пел песню, которую любил один из белых офицеров. И сейчас слова помнит, но петь ему тяжело уже. А до ста лет как огурчик был, вековой юбилей справил - и ещё в огороде по чуть-чуть копался. А после 101-го дня рождения сдал, - вздыхает Николай Иванович. - Долгожители в роду попадались, но не по линии отца. Из детей я один остался.

Николай Иванович жил и работал большую часть жизни в Новомичуринске, но восемь лет назад вернулся в родной Пехлец, чтобы ухаживать за отцом.
 
Хотел забрать его к себе - наотрез отказался, и я понимаю: в квартире, в четырёх стенах, без знакомых... Так что последние годы моя семья в Новомичуринске живёт, а мы с папой здесь. Барыню вспоминаем!
 

Юлия Верёвкина
«Панорама города» № 31 - 5 августа 2015 г.

 

 

 

Запись о рождении 26 октября (по-старому стилю) 1911 года сына Ивана у крестьянина дереви Табаево Якова Павловича Агеева и законной жены его, Марии Петровны, оба православного вероисповедания.

 

 

 

 

 

 

 

Алексей Егорович(Георгиевич) Яковлев (9.05.1900 - 15.10.1944) с.Пехлец.

 

Из письмо внука Алексея Яковлева:


"Искал информацию о своем деде, а нашел на Вашем сайте (в Метрических книгах села Пехлец) не только деда, но и прадеда. А в записи из духовных книг 1861 г. и семью прапрадеда.. и.. уже не могу остановиться ))

Фамилия моего деда по отцовской линии, как и у меня, Яковлев Алексей Егорович.
До недавнего времени о нем нам  было известно немного.
Все, что мы знали о нем, было известно со слов отца, которому было всего 4 года, когда его отец (дед Алексей) ушел на фронт.
Родился дед в 1900 году (день и месяц были не известны) в Кораблинском районе Рязанской области. Перед войной вроде заведовал складами ГлавТабакСырье в г. Жлобине. Да еще была непонятная история с его отчеством. Отец говорил, что отчество у деда не то Егорович, не то Георгиевич.. мол в то время это считалось одно и то же..
Погиб  дед 15 октября 1944 года в Польше.

Исходя из этих данных мы (с братом) и начинали свой поиск, обратившись для начала к материалам и документам электронного архива ОБД Мемориал. Где нашли документ о его гибели – запись в Донесении о безвозвратных потерях.

Несколько позже мы нашли еще один документ, из которого следовало, что до своей гибели в Польше, дед, оказывается, успел побывать в плену  (на временно оккупированной территории Белоруссии в районе Жлобина) и был освобожден нашими войсками.

Но из данного документа мы узнали более точное место рождения деда. В графе «Какой местности уроженец» значится: Рязанская обл., Кораблинский р-н, с. Пехлец.
С этого момента я начал искать всё, что связано с селом Пехлец. И довольно быстро нашел Ваш сайт и очень много ценной информации на нем. Сначала, я узнал, что в с. Пехлец есть солидный воинский мемориал «Односельчанам отдавшим жизнь за Советскую  Родину». К сожалению, ни на памятных досках, ни в списках в документах, фамилии деда я не нашел. Возможно, его нет там потому, что  списки составлялись по данным местного военкомата, а дед, хоть и уроженец села Пехлец, но (как я упоминал выше) перед самой войной жил (снимал жилье) по работе в г. Жлобине и призывался Бобруйским РВК.

Однако я заинтересовался самим селом Пехлец – малой родиной деда, и стал читать обо всем, что с ним связано, надеясь найти корни своей фамилии. Ведь если дед родился в Пехлеце, значит и вся его семья (отец, мать, братья, сестры) жили там.

Выяснилось, что почти всё население с. Пехлец до войны занималось табаководством. Отсюда становится понятен род предвоенной деятельности деда. 

В книге С.М. Кастрова «История села Пехлец», сканы страниц которой представлены на Вашем сайте:

 есть целая глава, посвященная табачному делу сельчан. Она так и называется «Махорка». В этой главе (36 стр) меня очень заинтересовал следующий абзац:
«… В двадцатых же годах в Пехлеце была пущена табачная фабрика. Открыта она была на паевых началах местными «искателями удачи», объединившимися в артели «Смычка». В артель входили: Карназеев Иван Михайлович, Садофьев Михаил Петрович, Крестов Анатолий Федорович, братья Федоровы, Яковлев Федор Егорович, Сатин Иван Иванович, прибывший из Тамбовщины,  некоторые другие…»

Почти уверен, что Яковлев Федор Егорович – это старший брат моего деда. И дед именно по стопам брата занялся табачным делом, которое привело его в г. Жлобин в заведующие складами «ГлавТабакСырье». Скорее всего, и Егоровичем (а не Георгиевичем) дед стал называться по примеру брата. Все остальные их братья и сестры (а всего их в семье было шестеро) по отчеству Георгиевичи.
Тот, факт, что мой прадед именно Георгий, а не Егор, подтвердился, когда я нашел на Вашем сайте, запись о рождении моего деда Алексея в Метрической книге (самая верхняя запись на странице за 9-е мая 1900г.): В графе «Родители» значится: «Проживающий в селе Пехлец Скопинский мещанин Георгий Федоров Яковлев и законная жена его Анна Петрова, оба православного вероисповедания».

Таким образом, благодаря Вашему труду, удалось не только найти информацию о рождении деда, но и узнать имена и отчества прадеда и прабабушки.
Но это оказались еще не все открытия, которые меня ждали. Совершенно случайно, в записях Духовных книг Ряжского уезда на 18 сентября 1861 года Церкови Тихвинской Божией Матери, которые также представлены на вашем сайте, здесь:

нашел следующую запись:

23. Скопинский мещанин Федор Яковлев – 40
Ж.его Татьяна Иванова – 35
Их дети: Василий – 16
Федор     -  13
Иван       -  10
Елизавета – 8
Георгий    -  6
Мария       -  2


Как я уже говорил ранее, у Яковлева Георгия Федоровича и Анны Петровны детей было 6-ро  - мой дед Алексей, три его брата и две сестры. Возможно, они еще оставались в 1926 году в Пехлеце. В нашей семье известно, что все они потом разъехались по стране.. сестры уехали в Подмосковье (в Малаховку и Загорск), братья кто в Томск, а кто на Алтай. Один брат погиб на фронте.. но почему-то в 1939 году. А мой дед, как я уже говорил (примерно в 30-х годах) работал на складах «Главтабаксырье» в г. Жлобине. Там они с товарищем снимали жилье у какой-то бабки, которая воровала у них мясо из супа (голодно было). К товарищу приехала сестра из Украины, тоже из-за голода. Она устроилась в столовую мыть посуду. Это была моя будущая бабушка. Они познакомились с моим дедом и поженились там же в Жлобине. Там же у них родились сыновья, сначала мой дядя, а затем и мой отец. Из Жлобина мой дед и ушел на фронт.

От деда остались всего пара фотографий: портрет, где он еще совсем молодой и фотография, видимо, сделанная перед самой войной.. на ней он где-то на берегу моря...

Я, Николай Яковлев, сейчас живу далеко в Сибири, в Красноярске."

 

Запись о рождении 9 мая 1900 г. сына Алексея у Георгия Федоровича Яковлева и его жены Анны Петровны в Метрической книге Тихвинской церкви села Пехлец за 1900 год.

 

 

 

Алексей Егорович(Георгиевич) Яковлев (9.05.1900 - 15.10.1944) с.Пехлец.

Фото сделано перед самой Великой Отечественной войной на берегу моря.

 

 

 

Авторы сайта благодарят потомков жителей села Пехлец и дер.Табаево, Любаева Сергея Викторовича

и Устюжанина Антона за фотографии из личных фотоархивов.

 

"Посылаю небольшую подборку фотографий 1972 и 1980 годов.

Лето в Табаево и окрестностях. Сделаны они моим отцом Виктором Петровичем (Любаевым) и мною, 20-летним. Уходят люди, рушатся постройки, меняется лик природы, а память остаётся..." 

Сергей Любаев

 

"Снимок лета 1972. Почти «шукшинская» сцена – табаевские и газопроводские мужики забивают «козла». Какие замечательные русские типы – достоинство, спокойствие, несуетливость…
На заднем плане, подперев рукой лицо, мой любимый двоюродный дядя – Евгений Егорович Облов. В «Книге памяти» значился, как погибший…"

 

 

 

 

 

"Речка Ранова… Одна из древнейших (по названию) рек бассейна Оки. Упоминалась в древних летописях. По-фински «раннова» -берег-, -крутой берег-. «Выходила на берег Катюша, на высокий на берег крутой»… Одно из доказательств  родства рязанцев, мордвы и финнов!"

 

 

 

 

"Рыбалка на Ранове. Моя сестра Лена, троюродный брат Миша Облов и в центре я, Серёжа Любаев. 1972 "

 

 

 

 

 

"Деревня Табаево. 1980. Что-то роют…"

 

 

 

 

 

"Я на этюдах.

 

 

 

 

1980 г. – четверокурсник  Московского художественного училища памяти 1905 года."

 

 

 

 

"Тогдашние стада колхозных коров… 1980"

 

 

 

Вид на церковь…1980 г.

 

 

 

 

 

Пехлец. Школа и памятник. 1980

 

 

 

 

 

А эти Фотографии предоставил Антон Устюжанин (Москва)

потомок семьи Свиридовых и Обловых.

 

 

 

 

У дома. Бабушка с внуками.1964 -65 г.г.

д.Табаево Кораблинский район Рязанская область.

 

 

 

 

 

 

 

 

Вся семья Свиридовых в сборе....

 

 

 

 

Полет во сне и наяву...

 

 

 

 

1960 - е годы, на Ранове. Нина (сидит в центре) с друзьями.

 

 

 

 

Детство Нины. р.Ранова.

 

 

 

 

Лето в Табаево.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Табаево. 1979 г.август.

 

 

 

На крылечке. 1979 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Провожают на остановку.

 

 

 

 

Антон на руках у своей бабушки Свиридовой (урожд.Обловой) Анны Егоровны, август 1979 г.

 

 

 

 

Табаево. 1980 г.

 

 

 

 

Сидит Анна Егоровна Свиридова(урожд.Облова). 1984 г.

 

 

 

 

 

1984 год. "Советские" коровы.

 

 

 

 

 

Табаево 1984. К бабушкам на лето приехали.

 

 

 

 

1984 г. Табаево.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Август 1982 года, похороны Свиридова Владимира Михайловича.

 

 

 

Горе родителей, потерявших девятнадцатилетнего сына.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото 1987 года.

Антон на могиле младшего брата своей бабушки, Свиридовой (урожд.)Обловой Анны Егоровны.

 

 

 

 

 

 

 

Эти фото из архива Устюжанина Антона. Я долго думала, надо ли ставить фото с похорон, потом поняла надо. Здесь столько людей из Табаево, Пехлеца. Это ведь тоже жизнь. Люди приезжают издалека, чтоб проводить в последний путь своих родных и дорогих людей.

 

Односельчане провожают в последний путь участника войны Облова Евгения Егоровича. Возможно, 1990 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А это Табаево. Холодно, наверное октябрь. Умерла Свиридова (урожд.) Облова Анна Егоровна. Где-то, начало 90-х годов.

 

 

 

 

 

По этому большаку, всегда провожают в последний путь односельчан. В селе два кладбища: одно у церкви, другое через дорогу, напротив церкви.

 

 

 

 

1987 год.

 

 

 

 

1987 год.

 

 

 

 

А до этого были свадьба Галины и Александра.

Так написал Антон Устюжанин.

Какой год? Вероятно, конец 1970 -х годов...

 

 

 

 

Ну и конечно, надо перекрыть дорогу, выкуп надо получить за невесту...

 

 

 

А свадьба пела и плясала!...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И обязательно в окошко смотрят мальчишки...

 

 

 

 

 

Друзья и подруги молодых.

 

 

 

Вот и Анна Егоровна веселится...

 

 

 

Свадьба Миши (такая подпись)

 

 

 

 

Это ведь церковь в Незнаново, еще до реставрации. Неужели венчание было в 1993 году.

Храм находился в полном разорении до 1991 года. Использовался как складское помещение колхоза и сельский клуб. В 1993 году стараниями благочестивых сельчан храм передан Русской Православной Церкви, в этом же году состоялось его освящение. (сведения по материалам интернета)

 

 

 

 

 

 

 

Просторы Незнаново. Молодые стоят перед входом в церковь. Слева спортгородок Незнановской школы.

 

 

 

 

 

Гости...Родные и друзья.

 

 

 

Уже узнаю Свиридова Михаила.

 

 

 

 

 

Ну как же без ряженных!

 

 

 

Девчонки уже выросли!

 

 

 

А что это за обычай свадебный с ведрами?!

 

 

 

Ведро свадебное - как последняя тяжелая ноша для молодоженов!

 

 

 

 

Так говорят, коль встретишь человека

С ведром, наполненным до самых краев,

Удача ждет, и до скончанья века

Богат ты будешь, счастлив и здоров.


 

 

 

Хочется, чтобы жители Пехлеца, Табаево, Фролово жили в достатке и радости.

 

 

 

 

 

Юные пехлечане: Братья Харьковы ." Мы Ваши потомки, мы Вас всех помним!"

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru