И к нам пришла война...

Боевой путь моего папы, Митина Петра Михайловича (1918-1996)

и не только...

 

 

На главную Фотоальбомы.  
 

Киев. 1939г. 21 год. Митин П.М.

Митин Петр Михайлович (20.01.1918-23.01.1996) – мой папа, родился в д.Табаево Кораблинского района Рязанской области в семье Ряжского мещанина Митина Михаила Николаевича и его жены Прасковьи Михайловны (урожд. Бирюковой).
 Военнослужащий. Майор артиллерийских войск.
Петр закончил школу с.Пехлеца в 1935 году - 8 классов. Стал работать, а потом пошел в армию. Служил в Киеве в штабе округа - писарем, так как у него был очень красивый почерк.

Мой папа - Участник Великой Отечественной войны. Начало войны встретил почти у границы. Было все: и окружение, и отступление через Дон и Кавказ, Баксанское ущелье, защита перевалов в составе 242 горной стрелковой дивизии, Юго-Западный фронт. Служил  в 27 отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригаде 2-ого Белорусского фронта.

Был командиром взвода управления 174- го истребительного противотанкового артиллерийского полка. Закончил войну в звании старшего лейтенанта. Награжден : 2-мя орденами "Красной Звезды" и медалью "За оборону Кавказа". Победу встретил в Германии.

Мне очень хотелось попытаться восстановить его боевой путь, проследить его военные пути - дороги, которые уготовила ему судьба.

Итак, Петр родился в деревне Табаево (это продолжение села Пехлец) в 1918 г и был 9 ребенком в семье из 11. Очень уважал, любил своих родителей, братьев и сестер.

С 1.10.1938 г. Ряжским РВК Рязанской обл. был призван в Красную Армию.

Служить пришлось в Киеве, в ШТАБе Киевского военного округа.

Митин Петр Михайлович начал срочную службу в РККА с октября месяца 1938 года в Отделе по укомплектованию штаба Киевского Особого Военного Округа. Нач.10 отдела штаба КОВО был на 16 июня 1940 г.подполковник Желябин.

 

Папа с теплыми чувствами вспоминал годы службы в Киеве. Осенью 1941 года у него должна была закончиться воинская служба, уже были куплены подарки родным, но...к нам пришла война...

Разве погибнуть
ты нам завещала,
Родина?
Жизнь
обещала,
любовь
обещала,
Родина.

Разве для смерти
рождаются дети,
Родина?
Разве хотела ты
нашей
смерти,
Родина?

Пламя
ударило в небо!—
ты помнишь,
Родина?
Тихо сказала:
«Вставайте
на помощь...»
Родина.
Славы
никто у тебя не выпрашивал,
Родина.
Просто был выбор у каждого:
я
или
Родина.

Самое лучшее
и дорогое —
Родина.
Горе твое —
это наше
горе,
Родина.

Правда твоя —
это наша
правда,
Родина.
Слава твоя —
это наша
слава,
Родина!

(Р.Рождественский)

 

ШТАБ Киевского военного округа, отрывки из книги:

Руслан Сергеевич Иринархов
Киевский особый…

"Признаюсь, мне было очень нелегко браться за написание книги «Киевский Особый…». Округ, имевший огромное количество сил и средств, намного превосходивший по ним войска группы армий «Юг», потерпел самое сокрушительное поражение в начальный период Великой Отечественной войны. Все четыре армии, входившие в состав округа на 22 июня 1941 г., в ходе боевых действий на территории Украины были окружены и разгромлены. В окружении под Киевом погибли почти все войска Юго-Западного фронта во главе с командованием, были потеряны сотни тысяч бойцов и командиров, тысячи единиц боевой техники. Кто в этом виноват?"

Командующие войсками Киевского военного округа (Киевского Особого военного округа) в 1919–1941 годах:

 Тимошенко С. К. — командарм 2-го, 1-го ранга — февраль 1938 — май 1940 г.
Жуков Г. К. — генерал-полковник, генерал армии — июнь 1940 — январь 1941 г.
Кирпонос М. П. — генерал-лейтенант, генерал-полковник — с января 1941 г.

Начальники штаба Киевского военного округа в 1938–1941 годах:

Ватутин Н. Ф. — комбриг — 1938–1940 гг.
Пуркаев М. А. — генерал-лейтенант — с июля 1940 г.

Основным органом руководства войсками являлся штаб округа, который организационно состоял из следующих отделов:
— оперативного;
— разведывательного;
— организационно-мобилизационного;
— военных сообщений;
— устройства тыла и снабжения;
— укомплектования и службы войск;(здесь служил Митин Петр Михайлович, мой папа)

 

 

 

г.Киев. 1939 г. Митин П.М.(слева) с товарищем из г.Раненбурга Рязанской области.


— укрепленных районов;
— топографического;
— финансовой и хозяйственной части;
— комендатуры.


"На отделы штаба округа возлагалось решение вопросов военно-административного управления, формирование, укомплектование и снабжение, боевая и политическая подготовка, разработка планов мобилизационных и оперативного использования войск...

Утром 19 июня из Москвы пришла телеграмма, в которой было предписано начать формирование управления Юго-Западного фронта, которое к 22 июня перебросить в район Тернополя. Вечером 20 июня началась отправка первых эшелонов из Киева, а в середине следующего дня в путь тронулась и первая автомобильная колонна. При этом штаб выезжал без оперативного управления, которое, после отправки необходимой документации в Москву, должно было прибыть автотранспортом в Тернополь утром 22 июня. Таким образом, в ночь на 22 июня часть штаба Киевского Особого военного округа, покинув Киев, находилась в движении на Тернополь, где для нее уже готовились помещения и линии связи на базе одной из воинских частей."

 

Войну Митин П.М. начал в звании старшины, в отделе укомплектования и службы войск в штабе Киевского Особого Военного Округа. Он был в этом эшелоне. Поезд остановили и всем сообщили, что началась Война...

 

 

С началом Великой Отечественной войны Киевский Особый военный округ был преобразован в Юго-Западный фронт, и генерал-полковник М. П. Кирпонос был назначен на должность командующего фронтом.

генерал-полковник М. П. Кирпонос


Войска фронта вели тяжёлые оборонительные бои на Правобережной Украине. Оборонительные действия на важных рубежах и направлениях сочетались с контрударами. Около двух месяцев фронт оборонял Киевский укреплённый район.
Несмотря на оперативный успех немцев под Уманью, фронт сохранил боеспособность и продолжил с боями отступать к Днепру. В ходе Киевской операции, вопреки тому, что Кирпонос, Жуков, Шапошников настаивали на немедленном отводе войск из Киева, разрешение на отступление из оперативного мешка вокруг Киева не было дано Ставкой.

Не имевший резервов фронт не остановил наступление передислоцированной с Московского на южное направление 2-й танковой группы Гудериана. К 14 сентября в окружение попали 5-я, 21-я, 26-я и 37-я армии. Расчленённые на отряды и группы части фронта совершали манёвры, выходя из окружения на промежуточные и тыловые оборонительные рубежи, где вели напряжённые бои против превосходящих сил противника, однако десятки тысяч бойцов и командиров погибли в окружении.

 


Ой, зачем ты,
солнце красное,
все уходишь —
не прощаешься?
Ой, зачем
с войны безрадостной,
сын,
не возвращаешься?
Из беды
тебя я выручу,
прилечу
орлицей быстрою...
Отзовись,
моя кровиночка!
Маленький.
Единственный...

Белый свет
не мил.
Изболелась я.
Возвратись,
моя надежда!
Зернышко мое,
Зорюшка моя.
Горюшко мое,—
где ж ты?
Не могу найти дороженьки,
чтоб заплакать
над могилою...
Не хочу я
ничегошеньки —
только сына
милого.

(Р.Рождественский)

 

 

Вот, что писал Швед Аким Алексеевич, интендант 2 ранга, который совместно с моим отцом, Митиным П.М. работал в Отделе по Укомплектованию Штаба Киевского Особого Военного округа с октября месяца 1939 года.

"В составе этого-же отдела т.Митин убыл в июне месяце 1941 года на фронт, где пробыл в должности старшины-писаря до 13 сентября 1941 года, т.есть по день, когда штаб фронта попал в окружение. Того-же числа отдел был оставлен в составе 10-15 человек, в том числе был оставлен и Митин.

15.9.41 г.отдел в полном составе выехал из г.Прилук и к вечеру 17 сентября находился в г.Пирятин. 18.9.41 г. утром я встретил т.Митина с другими работниками отдела восточнее г.Пирятина откуда мы следовали все вместе на восток.

Того же дня мы прибыли в д.Куреньки Полтавской области.

Куренька (укр. Курінька) — село, Куреньковский сельский совет, Чернухинский район, Полтавская область, Украина.
Село Куренька находится на левом берегу реки Удай,у живописной крутой излучины Удая, разливающегося в довольно широкое озеро; ( река в этом месте извилистая, образует лиманы, старицы и заболоченные озёра) на расстоянии 33 км от районного центра, 18 км от железнодорожной станции Пирятин и 5 км от автотрассы Пирятин-Шостка.

Откуда через некоторое время по приказанию Военного Совета Фронта убыли пешим порядком т.к. автомашины задерживались из- за плохой переправы.

Из числа личного состава я, (Швед Аким Алексеевич) был старше по званию и должности, поэтому по убытию из этой деревни было отдано приказание т. Митину оставаться около автомашин отдела и по возможности организовать их переправу. В случае если переправить автомашины не представиться возможным, было дано указание их уничтожить, а самому пробираться к своим войскам..."

20 сентября сводная колонна штабов Юго-Западного фронта и 5-й армии подошла к хутору Дрюковщина, находящемся в 15 км юго-западнее Лохвицы, где была атакована главными силами немецкой 3-й танковой дивизии. Потеряв несколько орудий и бронемашин, остатки колонны отошли в рощу Шумейково. В плен попал командующий артиллерией 5-й армии генерал-майор Сотенский вместе со всем своим штабом. В группе оставалось не более тысячи человек, из них около 800 командиров, в том числе командующий фронтом Кирпонос, члены Военного совета Бурмистенко, Рыков, начальник штаба Тупиков, генералы управления фронта Добыкин, Данилов, Панюхов, командующий 5-й армией Потапов, члены Военного совета армии Никишев, Кальченко, начальник штаба армии Писаревский, комиссар госбезопасности 3-го ранга Михеев.

Транспорт и люди рассредоточились по кромке пересекавшего рощу оврага, бронемашины заняли позиции по опушке. Противник атаковал рощу с трёх сторон. Вначале они ворвались на восточную опушку. В рукопашной схватке участвовали все — от солдата до командующего фронтом. Кирпонос был ранен сначала в ногу, а потом осколки мины попали в его грудь, от чего он и умер и был захоронен на месте гибели, в районе Шумейкского, близ Лохвицы Полтавской области.
По другой, менее правдоподобной, версии он покончил жизнь самоубийством.
Бой продолжался пять часов. В бессознательном состоянии был взят в плен командующий 5-й армией Потапов.

Командующий фронтом, генерал-полковник Кирпонос, начальник штаба фронта генерал-майор Тупиков, Член Военного совета фронта Бурмистенко и начальник штаба армии Писаревский при попытке выйти из окружения погибли.

Папа вспоминал о Кирпоносе с уважением. Был страшный бой. Потом окружение, пленение, собаки, автоматчики.Колонны пленных, раненных убивали, били автоматами между глаз...Была только одна мысль, бежать...

 

 

 

г.Киев. 1939 г. Митин П.М. (справа).

 

Он держался своего друга-земляка из Раненбурга Рязанской области,(к сожалению, не помню его имени) и говорил ему, что бежать надо до Днепра, иначе все, погибнем...Побег удался, помогали жители. Дали гражданскую одежду, грабли в руки... Партбилет не выбросил, спрятал. Коммунстов тогда расстреливали сразу. Хорошо, что вышел к своим, в отдел.

 

 

Пленные бойцы 1941 г

 

 

 

 

После выхода из окружения, прошел спецпроверку и был послан в 178 запасный стрелковый полк на должность старшины- писаря строевой части штаба полка Юго –Западного фронта.

В составе этого полка мой отец- Митин П.М. участвовал в боевых действиях 38 Армии Юго-Западного фронта.

 

178 Армейский запасной стрелковый полк 38 Армии Юго-Западного фронта.

 

В сентябре — ноябре 1941 года остатки сил Юго-Западного фронта отошли на рубеж восточнее Курска, Харькова, Изюма.

В декабре 1941 года фронт силами правого крыла провел Елецкую операцию, в декабре 1941 - январе 1942 года силами правого крыла провёл Курско-Обоянскую операцию, а в январе 1942 года силами левого крыла совместно с войсками Южного фронта — Барвенково-Лозовскую операцию и, продвинувшись на 100 км, овладел крупным плацдармом на правом берегу Северского Донца. В развернувшемся в конце мая 1942 года сражении, известном, как битва под Харьковом 1942, войска фронта попали в окружение и понесли тяжёлые потери.

  • Командующие армией 38 Юго-Западного Фронта

генерал-майор технических войск Маслов А. Г. (декабрь 1941 — февраль 1942)

  • генерал-майор Шерстюк Г. И. (февраль — март 1942)
  • генерал-майор артиллерии Москаленко К. С. (март — июль 1942)

Начальник штаба 38 Армии Юго-Западного Фронта

подполковник, с января 1942 г. — полковник Иванов С. П. (декабрь 1941 г. — июль 1942 г.).

 

 

Боевой путь Юго-Западного Фронта с 22.06.1941 по июнь 1942 г.

 

 

178 запасный стрелковый полк 38 Армии Юго-Западного Фронта.( 25.6.41-31.5.44)

 

В разные периоды боевых действий 178 полк менял места своей дислокации, по ним можно проследить боевой путь полка:

Место дислокации Троицкое (есть такое село в Луганской обл. рядом г..Старобельск, где 10.07.1942 г. было много пленненных наших солдат, в т.ч. и из 178 полка)
Полк 178 армейский запасный стрелковый полк
Соединение 38 армия
Период дислокации неизвестен

Место дислокации Покровское(Воронежская обл. На левом берегу Дона.)
Ростовская область
Полк 178 армейский запасный стрелковый полк
Соединение 38 армия
Период дислокации неизвестен

Место дислокации город Павловск Воронежская обл.(400км до Ростова на Дону)
Воронежская область
Полк 178 армейский запасный стрелковый полк
Соединение 38 армия
Период дислокации неизвестен

Место дислокации Ковалевка (Ростовская обл. Между Новочеркасском и Ростовом на Дону, 20 км до Ростова)
Полк 178 армейский запасный стрелковый полк
Соединение 38 армия
Период дислокации неизвестен

Место дислокации село Койсуг (Ростовская обл. 20 км южнее Ростова на Дону)
Ростовская область
Полк 178 армейский запасный стрелковый полк
Соединение Южный фронт

Период дислокации неизвестен

Место дислокации Двуречье (Ростовская обл. на 60 км южнее Ростова на Дону)
Полк 178 армейский запасный стрелковый полк
Соединение 38 армия
Период дислокации неизвестен

Место дислокации село Большие Чапурники (8 км от южной окраины Сталинграда)
Сталинградская область
Полк 178 армейский запасный стрелковый полк
Соединение Сталинградский фронт
Период дислокации неизвестен

 

 

Художник Петр Любаев, внук солдата из села Пехлеца Рязанской обл. Любаева Петра Алексеевича, погибшего на фронте.

 

 

 

В мае 1942 года Тимошенко руководил Харьковской операцией, в результате которой крупная группировка Красной Армии потерпела сокрушительное поражение. В результате окружения под Харьковом попало в плен более 200 тысяч солдат и офицеров Красной Армии, что послужило одной из причин будущей тяжелейшей ситуации под Сталинградом и на Кавказе. Сам Тимошенко остался в живых и плена избежал.

 

 

08.04.1942 — 12.07.1942 —Командующий Юго-Западным Фронтом Маршал Советского Союза Тимошенко, Семён Константинович

 

 

 

Наступательная операция на харьковском направлении и контрудар немцев

12.05.1942 - 29.05.1942 г.

Результат операции

В начальный период операции 21, 28 и 38-я армии прорвали оборону противника и продвинулись в направлении Липцы на 10-15 км. 6 А и группа генерала Бобкина продвинулись на 50 км и вели бои за овладение г. Красноград. 17.5 немцы нанесли контрудар и вынудили войска Юго-Западного фронта перейти к обороне по левому берегу р. Сев. Донец

 

 

 

14.07.1942   

Юго-Западный фронт расчленён на отдельные группировки войск, которые самостоятельно пробивались на восток

1-я танковая армия Клейста переправилась через реку Айдар южнее Старобельска и 14 июля приблизилась к Миллерово. Сюда же выдвигались основные силы 4-й танковой армии. Одновременно 17-я армия своим северным флангом достигла Ворошиловграда. В этой обстановке по приказу Ставки 28, 38 и 9-я армии передавались Южному фронту, которому ставилась задача остановить наступление противника. Однако это распоряжение осталось на бумаге, поскольку Юго-Западного фронта уже не существовало. Он был расчленён на отдельные группировки войск, которые самостоятельно пробивались на восток, Тимошенко не имел с ними связи и ничем не управлял.

 

Летняя кампания 1942 г., задачи которой, как они были определены гитлеровским командованием, состояли в том, чтобы несколькими последовательными ударами на южном крыле фронта окружить и уничтожить действовавшие там советские войска, прорваться к Волге и Кавказу, отрезав тем самым центральные районы страны от юга. Вслед за достижением успеха на этом участке фронта, по расчетам фашистских руководителей, предполагалось нанести мощные удары на западном и северо-западном стратегических направлениях с целью овладения Москвой и Ленинградом.


Долго сдерживали противника на рубеже восточнее Ново-Николаевка, Волосская Балаклеевка 162-я и 242-я стрелковые дивизии. Они стойко сражались и после того как танковые колонны гитлеровцев создали угрозу их флангам. Но вот последовал удар врага с юга, из района с. Савинцы на Староверовку. Возникла опасность отсечения основных сил армии западнее Купянска.
В этих условиях командарм был вынужден отдать приказ на отвод войск.
При этом часть сил 38-й и соседней слева 9-й армий все же оказались отрезанными от своих войск в районе севернее Миллерово. Случилось это потому, что 1-я танковая армия врага вышла в район южнее названного города, и спешившие на выручку 9-й и 38-й армий войска 24-й армии из резерва Южного фронта, уже не смогли к ним пробиться. И все же 15 июля части, которым грозило окружение, прорвались через боевые порядки противника, а вскоре они вместе с остальными войсками армии вышли к Дону.

Вспоминая трудное лето 1942 г., бывший командующий 38-й армией Маршал Советского Союза К. С. Москаленко писал: «... Наш отход не был стихийным, неорганизованным. Отходили не группы воинов, а батальоны, полки, дивизии, т. е. армия, управляемая командирами и штабами, поддерживавшими между собой связь. Армия вышла из многодневных неравных боев в большой излучине Дона в составе всех своих восьми стрелковых дивизий и других частей, ослабленных в результате значительных потерь, но сохранивших боеспособность и готовность выполнять боевые задачи."

 

 

 

Оборонительная операция на воронежском и валуйско-россошанском направлениях

Период с 28.06.1942 по 16.08.1942 г.

 

Результат операции

28.6.42 г. противник нанес удар в стык 13 и 40 А в направлении г. Воронеж. Подвижные войска противника 6.7.42 г. заняли западную часть г. Воронеж. Контрудары войск фронта существенных результатов не дали. Фронт обороны стабилизировался на рубеже Коротыш, Крещенка, через г. Воронеж и далее по р. Дон. 30.6.42 г. противник нанес удар в стык 21 и 28 А, прорвал оборону Юго-Западного фронта. Танковая группа немцев, прорвавшись на Острогожск, развила удар по тылам Юго-Западного фронта.

 

 

 

 

Сводки СОВИНФОРМБЮРО в 1942 г.

В течение 6 июля наши войска вели жестокие бои западнее Воронежа и юго-западнее Старый Оскол. Наши войска оставили ряд населённых пунктов

В течение 7 июля продолжались ожесточённые бои западнее Воронежа и юго-западнее Старый Оскол.

В течение 8 июля наши войска вели жестокие бои западнее Воронежа. После упорных боёв наши войска оставили г. Старый Оскол.

В течение 10 июля западнее Воронежа продолжались ожесточённые бои. Наши войска оставили гор. Россошь, бои происходили в районе Кантемировка. На Лисичанском направлении завязались бои с перешедшими в наступление войсками противника.

В течение 12 июля наши войска на подступах к Воронежу вели с противником ожесточённые бои. Наши войска оставили Кантемировку и вели бои в районе Богучар.

В течение 13 июля наши войска вели ожесточённые бои против группировки немецко-фашистских войск, прорвавшейся в район Воронежа. В районе южнее Богучар продолжались напряжённые бои с танками и мотопехотой противника. Восточнее Лисичанска наши войска планомерно отходили на новый оборонительный рубеж.

В течение 14 июля наши войска вели ожесточённые боа против группировки противника, прорвавшейся в район Воронежа. В районе южнее Богучар наши войска продолжали вести тяжёлые бои с наступающими танками и мотопехотой противника.

В течение 15 июля наши войска продолжали вести ожесточённые бои с противником в районе Воронежа. После ожесточённых боёв наши войска оставили Богучар и Миллерово.

В течение 16 июля наши войска вели бои с противником в районе Воронежа.

В течение 17 июля наши войска продолжали бои с противником в районе Воронежа и южнее Миллерово.

В течение 20-28 июля наши войска вели бои в районе Воронежа.

 

 

 

Старшина 178-го запасного стрелкового полка 21 армии Юго-Западного фронта, Митин П.М.

Во взгляде моего папы отражаются трудные военные дороги...,а еще впереди столько всего...

Летом 1942 года папа числится в штабе 242 сд.

 

Начальник штаба 242 стрелковой дивизии и старшина Митин П.М.

Дальше судьба привела моего папу на Кавказ. Деревенский мальчишка никогда не видел гор, а тут пришел приказ отходить через перевалы...

 

 

242 горно-стрелковая дивизия II формирования (Таманская Краснознаменная ордена Кутузова 2-й степени горнострелковая дивизия),переформирована из 242 стрелковой дивизии.

СОСТАВ

890 горно-стрелковый полк (до 23.8.44 г.),
897, 900 и 903 горно-стрелковый полк,
769 артиллерийский полк,
300 отдельный истребительно-противотанковый дивизион (300 батарея 45-мм пушек),
321 разведывательная рота (321 кавалерийский эскадрон),
410 саперная рота (410 саперный батальон),
662 отдельный батальон связи,
275 медсанрота (275 медсанбат),
240 орхз (до 23.8.44 г.),
222 автотранспортная рота,
463 полевая хлебопекарня,
928 дивизионный ветеринарный лазарет,
1660 полевая почтовая станция,
1243 полевая касса Госбанка.
Боевой период
29.8.42-11.5.45
по материалам сайта http://bdsa.ru


ПОДЧИНЕНИЕ
на 01.09.1942 г. - Закавказский фронт - фронтовое подчинение
на 01.10.1942 г. - Закавказский фронт - Черноморская группа войск - 46 А - 3 СК
на 01.11.1942 г. - Закавказский фронт - Черноморская группа войск - 46 А
на 01.12.1942 г. - Закавказский фронт - Северная группа войск - 46 А
на 01.01.1943 г. - Закавказский фронт - Черноморская группа войск - 46 А - 13 СК
на 01.02.1943 г. - Закавказский фронт - Черноморская группа войск - 47 А
на 01.03.1943 г. - Северо-Кавказский фронт - Черноморская группа войск - 47 А
на 01.04.1943 г. - Северо-Кавказский фронт - 56 А
на 01.05.1943 г. - Северо-Кавказский фронт - 56 А
на 01.06.1943 г. - Северо-Кавказский фронт - 56 А
на 01.07.1943 г. - Северо-Кавказский фронт - 56 А - 3 СК

 

 

 

Минуты передышки...

242 сд. Мой папа Митин Петр Михайлович (3 ряд, 2 слева). Впереди такие страшные бои: освобождение Кавказа, Крым, Севастополь, Прага... Увидели ли они родных или погибли защищая свою Родину... Лето 1942 года. (Погоны у офицеров появились в 1943 году.)

 

 

Однажды
мы вас потревожим во сне.
Над полями
свои голоса пронесем в тишине.
Мы забыли,
как пахнут цветы.
Как шумят тополя.
Мы и землю
забыли.
Какой она стала,
земля?
Как там птицы?
Поют на земле
без нас?
Как черешни?
Цветут на земле
без нас?
Как светлеет
река?
И летят облака
над нами?
Без нас.

Мы забыли траву.
Мы забыли деревья давно.
Нам
шагать по земле
не дано.
Никогда не дано!
Никого не разбудит
оркестра
печальная
медь...
Только самое страшное,—
даже страшнее,
чем смерть:
знать,
что птицы
поют на земле
без нас!
Что черешни
цветут на земле
без нас!
Что светлеет
река.
И летят облака
над нами.
Без нас.

Продолжается жизнь.
И опять
начинается день.
Продолжается жизнь.
Приближается
время дождей.
Нарастающий ветер
колышет
большие хлеба.
Это —
ваша судьба.
Это —
общая наша
судьба...
Так же птицы
поют на земле
без нас.
И черешни
цветут на земле
без нас.
И светлеет
река.
И летят облака
над нами.
Без нас...

(Р.Рождественский)

 

Предыстория 242 горно-стрелковой дивизии II формирования (Таманская Краснознаменная ордена Кутузова 2-й степени горнострелковая дивизия), по разным источникам проходила так:

Дивизия создана в декабре 1941 г. на Северном Кавказе (Дагестан, по другим Грозный) как 465-я стрелковая дивизия, в январе 1942 г. была переименована в 242-ю стрелковую дивизию (с 29.08.1942 – горнострелковая).

(в начале 1980-х годов папе из г. Грозного приходило письмо, с просьбой прислать фото и свои воспоминанания о том времени. Он посылал, делал копии с фото. Возможно, адресатом был какой-либо школьный музей)

 

 


В двадцатых числах мая 1942 года дивизия входит в состав 38-й армии и занимает рубеж на отсечной позиции по южному берегу излучины реки Великий Бурлук (Купянское направление).
В первых числах июня 1942 г. дивизия во взаимодействии с частями 9-й гв. сд овладевает рубежом Крейдянка – Аркадиевка – Огурцовка. Однако противник стягивает подкрепление и наносит контрудар, в результате которого дивизии приходится к 22.6.1942 г. отойти за реку Оскол.
8 июля дивизия ведет оборонительные бои на рубеже Нагольная – Белокуракино. (38-я и 9-я армии были переданы в состав Южного фронта.)

в районе Воронеж-Донбасс, с начала июля и до 15.07.1942 г. вырывалась из окружения в районе г. Миллерово. Потом она была в составе Сталинградского фронта,

в котле под Миллерово по сути погибла 38 Армия (без 242 с.д., которая 1 августа всплыла в 9 Армии С-К фронта),
29 августа 1942 года преобразована в 242-ю горно-стрелковую дивизию.


В связи с тем, что штаб Юго-Западного фронта, находившийся с 7 июля в городе Калаче (180 км юго-восточнее Воронежа), оказался оторванным от основной массы войск фронта, его 57-я, 28-я, 38-я и 9-я армии были переданы в состав Южного фронта.

На 1 июля 1942 года в составе … 38-й армии 162, 199,
242, 277, 278-я и 304-я стрелковые дивизии.

На 1 августа 1942 г в 9-й армии числятся 51, 81, 106, 140,
242, 255, 296-я и 318-я стрелковые дивизии.

 

 

Зугдиди — город на западе Грузии. Расположен в Колхидской низменности, в 30 км от Чёрного моря, на Черноморском шоссе и дороге, ведущей в Сванетию (п.г.т. Местиа). Железнодорожная станция на линии Джвари — Самтредиа. Административный центр края Самегрело-Верхняя Сванетия.

 

Сергацков Василий Фадеевич

(1898-1975)

Командующий воинскими частями:

46 А

командующий
генерал-майор
28.04.1942 - 28.08.1942

 

Оборона перевалов центральной части главного Кавказского хребта 46-й Армией. Август-декабрь 1942 г.(242 гсд входила в эту армию).

 

Леселидзе Константин Николаевич

(1903-1944)

Командующий воинскими частями:

46 А

командующий
генерал-лейтенант
28.08.1942 - 25.01.1943

47 А

командующий
генерал-лейтенант
25.01.1943 - 16.03.1943

 

 

Северо-Кавказская оборонительная операция 1942 года (25 июля—31 декабря)

 

Захват Кавказа имел для фашистской Германии стратегически важное значение. В этом случае СССР лишался хлеба Кубани и Нижнего Поволжья, нефти Грозного и Баку — источника для многих отраслей военной промышленности, портов и баз Чёрного и Каспийского морей. Господство на Кавказе означало для немецко-фашистского руководства втягивание в войну против Советского Союза Турции и Японии и надежду на ускорение победного завершения Второй мировой войны. Поэтому к лету 1942 г. основные усилия противник сосредоточил на южном крыле советско-германского фронта.

План гитлеровского командования по овладению Кавказом «Эдельвейс» сводился к тому, чтобы окружить и уничтожить советские войска южнее и юго-восточнее Ростова, овладеть Северным Кавказом, затем обойти Главный Кавказский хребет одной группой войск с запада, захватив Новороссийск и Туапсе, а другой — с востока и овладеть Грозным и Баку. Одновременно намечалось преодолеть Кавказский хребет в его центральной части по перевалам и выйти к Тбилиси, Кутаиси и Сухуми. С выходом в Закавказье враг надеялся захватить базы Черноморского флота, обеспечить себе полное господство на Чёрном море, установить непосредственную связь с турецкой армией, создать условия для вторжения на Ближний и Средний Восток. Гитлер считал кавказское направление основным и именно сюда согласно первоначальным планам наносился главный удар.

Начальный этап битвы за Кавказ складывался для Красной армии крайне неблагоприятно и даже драматично. Практически разгромив Юго-Западный фронт и нанеся серьезное поражение войскам Южного фронта в ходе Воронежско-Ворошиловградской операции, противник без оперативной паузы продолжил наступление, тесня отступавшие к Дону войска Южного фронта.

 

 

 

С 28.04.1942 вошла в состав Действующей армии (в 9-ю армию Южного фронта) и сражалась на Кавказе вплоть до ноября 1943 г., переходя из одной армии в другую: поменяла почти все армии в Черноморской группе войск Закавказского, затем Северо-Кавказского фронтов - 18-ю, 46-ю, 47-ю, 56-ю.

В начале сентября 1942 года 242 стрелковая дивизия, в составе 890, 897, 900, 903 горнострелковых и 769 артиллерийского полков прибыла в Верхнюю Сванетию (Грузия).

 

 

Есть несколько книг, воспоминаний о том времени, участников защиты Кавказа, альпинистов.

 

А.М. Гусев Эльбрус в огне

(отрывки из книги)

Отряд альпинистов под командованием А.М. Гусева постоянно совершал дерзкие рейды в тыл противника. Немецкие егеря даже прозвали солдат его отряда «Зеленой смертью». С1942 по 1943 г.г. Гусев, что называется, постоянно находился на острие всех сложных и опасных боевых действий в горах Кавказа.

Выполняя специальное задание командования, отряд А. М. Гусева зимой 1943 года снял фашистские флаги с вершин Эльбруса и водрузил над советским Кавказом знамя нашей Родины.

 

"Массив Эльбруса расположен несколько к северу, в стороне от Главного Кавказского хребта. Он соединен с ним перемычкой, на которой находится перевал Хотю-тау. Через него из Карачая по ущелью реки Кубань идет дорога в Кабардино-Балкарию - в Баксанское ущелье, ведущее к Нальчику. На этой перемычке, рядом с перевалом, лежит обширное снежное поле.
К юго-востоку от Эльбруса, на Главном Кавказском хребте, три перевала: Чипер-Азау, Донгуз-орун и Бечо. Через них вьючные тропы ведут в Сванетию. Это наиболее простые перевалы Центральной части Главного Кавказского хребта.

 

Заняв Армавир, Черкесск, Минеральные Воды, гитлеровцы, как уже отмечалось, двинулись на перевалы. От их войск, направлявшихся на Клухор, отделилось несколько подразделений. Они направились в верховье реки Кубань и дальше на перемычку, соединяющую массив Эльбруса с Главным Кавказским хребтом, то есть на перевал Хотю-тау. Через него гитлеровцы надеялись проникнуть в Баксанское ущелье в Кабардино-Балкарии. Требовалось это и для прикрытия левого фланга их войск, наступавших через Клухорский перевал.
После падения Нальчика по Баксанскому ущелью отходили советские части, направлявшиеся через перевалы Донгуз-орун и Бечо в Сванетию, в Закавказье. Через эти же перевалы эвакуировались жители ущелья, Тырныаузский молибденовый комбинат, перегонялись огромные гурты совхозного скота.
Надвигалась осень, и командование торопило с наступлением на "Ледовую базу". Штурм ее был назначен на 9 сентября. За два дня до этого отряд Кельса, усиленный группой разведчиков лейтенанта Григорьянца, вышел в тыл немцев по ущелью ледника Терскол. Отряд Максимова, которому предстояло наступать по дороге,
был усилен двумя стрелковыми взводами 875-го полка 242-й горнострелковой дивизии, которая в это время пришла в Сванетию на смену 63-й кавалерийской дивизии.

 

По приказу командования 392-я должна была, пройдя через боевые порядки оборонявшей теперь Эльбрусский район 242-й горнострелковой дивизии, отойти в Закавказье через перевал Донгуз-орун.

Оставив Баксанское ущелье, 242-я горнострелковая дивизия заняла оборону на перевалах. Этот участок фронта был уникальным по своеобразию не только для периода Великой Отечественной войны, но и для всей истории войн в горах.

Линия фронта, если учитывать седловину Эльбруса, проходила здесь на высотах от 1800 до 5300 метров над уровнем моря, а перепады высот сложного рельефа (ущелья, хребты, ледники, снежные поля) достигали 3500 метров.


Левый фланг наших войск - перевал Басса - обороняла одна рота 242-й дивизии, имевшая на вооружении автоматы, карабины, винтовки, пулеметы, четыре ротных и батальонных миномета, а также два семидесятимиллиметровых орудия. Главным звеном обороны являлся перевал Донгуз-орун. На его седловине оборонялась другая рота, имевшая такие же огневые средства, что и на перевале Басса. В ущелье Донгуз-орун находилось боевое охранение в составе одного взвода с двумя пулеметами. Смена охранения производилась с перевала.

На южных склонах в ущелье Накры располагался взвод тылового охранения с пулеметом. Опорным пунктом гарнизонов на перевалах была база "Ташкент", расположенная у развилки троп, ведущих на перевалы Донгуз-орун и Басса. Путь от базы до перевала Басса занимал четыре часа, а до перевала Донгуз-орун восемь часов. Здесь был резервный гарнизон, сменявший раз в пятнадцать дней гарнизоны на перевалах. Один из полков 242-й горнострелковой дивизии, оборонявший ущелье Накры, стоял в восьми километрах от этой базы в альпинистском лагере "Спартак".

 

"Взвод зарывался в облака." Кавказский фронт. Советские воины обороняют, один из горных перевалов.

Снимок 1 января 1943 г.

Автор фото – инструктор альпинизма, капитан Валентин Каргин.


От перевала Бечо шел кратчайший путь к штабу 242-й горнострелковой, в сванское селение Бечо. Силы и огневые средства на этом перевале, за исключением пушек, были такими же, как на перевале Донгуз-орун. Северные подступы к перевалу минировались.

Промежуточные тыловые подразделения гарнизона базировались в урочище Квиш. Путь от тыловой базы до перевала был значительно труднее, чем путь от перевала Донгуз-орун до "Ташкента". Гарнизоны здесь сменялись примерно раз в десять дней, и все необходимое на этот срок доставляли на себе.


Не было с нами только Николая Гусака. Он находился в это время в Сванетии и формировал там из состава альпинистов 242-й горнострелковой дивизии вторую группу отряда, которая должна была, перейдя через хребет, присоединиться к нам в Баксанском ущелье или на "Приюте Одиннадцати"....

 

1980 год Воениздат.

***

 

 

«Где снега тропинки заметают…» Автор: Павел Павлович Захаров, Москва

 

К концу лета 1942 года, группа войск 37-й армии, окруженная немцами и румынами в районе Баксана (Центральный Кавказ), с боями отходила в Баксанское ущелье, в сторону Приэльбрусья. Немцы избрали необычную тактику ведения боев на этом участке фронта – зная, что ущелье вплотную примыкает к склонам ГКХ, они явно решили не испытывать судьбу и не тратить резервы попусту – все равно прижатые к крутым снежно-ледовым склонам части Красной Армии не имеющие никакой горной подготовки не сумеют обеспечить подобный переход. Без обеспечения продовольствием, без медицинской помощи и необходимого боезапаса советские солдаты просто долго не протянут, да и суровая горная зима должна была докончить этот зверский замысел.

К ноябрю 1942 года боевые действия на Центральном Кавказе полностью переместились в верховья Баксанского ущелья и вплотную подошли к подножию Эльбруса. Однако расчет противника на уничтожение прижатых к горам советских войск не оправдался.

В это время советским воинам предстояло совершить не запланированные действия боевого и тактического характера. По мере приближения германских войск к городу-руднику Тырныаузу (добыча и обработка молибденовой руды), вставал вопрос не только об эвакуации гражданского населения и вывоза запасов готовой руды, но и обеспечения безопасности отступавших воинский частей. И конечно вставал вопрос – куда и как?

Альпинисты, которые были приданы к воинским частям, уже имелся опыт обеспечения перехода через перевал Бечо (3367 м), когда в начале осени они спасли более 1300 человек (в т.ч. вынесли 230 малолетних детей). Опыта приобретенного на перевале Бечо, для обеспечения прохода на южную сторону ГКХ огромной массы, более чем в 20 тысяч человек, явно было недостаточно.

 

"Старший инструктор альпинизма, проводник 897-го Горно-стрелкового полка, разведчик А.И. Грязнов участвует в наиболее ответственных боевых операциях в районе перевалов Басса, Донгузорун и Бечо, на Эльбрусе и в Баксанском ущельи.

Начало зимы 1942 года не предвещало ничего хорошего. В ноябре 1942 года, когда в горах уже во всю сыпал снег, и можно было ждать схода лавин, командование части, где служил Грязнов, получило задание: организовать доставку пакета из Бечо в Баксанское ущелье для комдива 242 Курашвили Георгия Гавриловича. К этому времени в районе перевала скопилось несколько тысяч голов разного скота, и надо было организовать эвакуацию порядка 7-8000 людей: стариков, женщин, больных, раненных на носилках. Под перевалом только детей скопилось около 300.

Курашвили Георгий Гаврилович

(1900-1978)

(В августе 1942 года он был назначен командиром 242-й горнострелковой дивизия, которая вошла в состав 37-й общевойсковой армии Северо-Кавказского фронта, который  вел тяжелые оборонительные бои на территории Кавказа.

Вплоть до мая 1943 г. руководимая им 242-я горнострелковая дивизия поочередно побывала почти во всех общевойсковых армиях Черноморской группы войск Закавказского и Северо-Кавказского фронтов – 18-й, 46-й, 47-й и 56-й армий, оборонявших Большой Кавказский хребет.)

242 гсд командовали:
- Полковник Кашкин А. М. (28.08.1942 - 30.08.1942);
- Полковник Курашвили Г. Г. (31.08.1942 - 17.04.1943);
- Полковник Лисинов В. Б. (18.04.1943 - 11.05.1945).

 

 

Командир дивизии полковник Г.Г.Курашвили, узнав из донесений о ситуации сложившейся на перевале Бечо, старшим на перевал назначает А.Грязнова, приказав перебросить туда всех альпинистов, спустить скот в ущелье Накра и к середине наступающего дня подготовить все для эвакуации людей. Альпинисты 897-го ГСП — А. И. Грязнов, Л. Г. Коротаева, А. В.Багров, Г.К. Сулаквелидзе, А. А. Немчинов без промедления навели порядок на перевале.

 

 

Верхняя часть перевального склона Бечо. На фото отчетливо видна черточка следов идущая по т.н. «грудке» - самому опасному участку, особенно в состоянии серьезного обледенения снежного склона.

 

 

 

 

 

С перевала вниз уходил крутой, метров на 300-400, спуск, покрытый ледяной коркой наста. На перевале плотной стеной стояли коровы, лошади, бараны. Сбившись в кучу, они не хотели идти вниз, истошно ревели коровы. Около них мечутся бойцы. Склон в крови, несколько туш уже валялись внизу. Надо немедленно было прекратить это «скотопадение».

Начальник гарнизона перевала, допустившего такое безобразие, объяснял, что о подходе скота его никто не предупреждал…Похоже, что его никто не предупредил и о необходимости использования всего личного состав для блокировки подходящих снизу животных и подготовки на спуск по серпантинной тропе. Первой задачей была необходимость разбить наст, превратив его в месиво, чтобы предотвратить скольжение животных. Ждать результатов времени не было. Грязнов посоветовал - первыми по тропе надо провести несколько лошадей, а за ними пойдут остальные животные. Потом стало известным, что такой совет оказался самым действенным. У женщин поднимавшихся на перевал были дети – груднички. Как их переносить? И опять смекалка воинов-альпинистов помогла - простынями, шалями и платками привязывали малышей на грудь. Этот прием обеспечивал свободу рук: опора на палку (дополнительная точка опоры), появлялась возможность держаться за навешенные альпинистами веревки.

После «эпопеи» с преодолением перевала Бечо, альпинисты получили небольшую передышку, заполняемую обучением солдат основам ведении боевых действий в горных условиях, организации огневых точек и прицельной стрельбе в горах. Боевые группы регулярно выходили на разведку боевых сил противника. Для помощи солдатским патрулям подошли боевые группы местных жителей - сванов, которые оказали отличную помощь молодым и необстрелянным солдатам.".....

 

 

....При возвращении с задания, группа А.Грязнова остановилась в Итколе на ночевку, то установили поочередное дежурство на веранде балкарского домика. Была чудная лунная ночь, и из Иткола очень хорошо просматривался гребень, на котором была оставлена граната с запиской. Все вышли на балкон. Андрей Грязнов стал напевать про себя мелодию, а потом случайно у него сложились слова: «Помнишь гранату и записку в ней». А потом Персианинов добавил: «На скалистом гребне для грядущих дней…»... В последствии, кто то подложил к этим словам музыку довоенного танго Бориса Терентьева. Так и пошла в жизнь песня военных альпинистов, получившая название – «Баксанская»:

 

Taм, где снег тропинки заметает,
Где лавины грозные шумят,
Эту песнь сложил и распевает
Альпинистов боевой отряд.

Нам в боях родными стали горы,
Не страшны метели и пурга.
Дан приказ, недолги были сборы,
На разведку в логово врага.

Помнишь, товарищ, белые снега.
Стройный лес Баксана, блиндажи врага,
Пoмнишь, гранату и записку в ней,
На скалистом гребне для грядущих дней.

На костре в дыму трещали ветки,
В котелке дымился крепкий чай.
Ты пришел усталый из разведки,
Много пил, и столько же молчал.

Синими замерзшими руками,
Потирал замерзший автомат,
Глубоко вздыхая временами,
Головой, откинувшись назад.

Помнишь товарищ, вой ночной пурги,
Помнишь, как кричали нам в лицо враги,
Помнишь, как ответил с ревом автомат,
Помнишь, как вернулись мы с тобой в отряд.

Там где днем и ночью крутят шквалы,
Тонут скалы грозные в снегу,
Мы закрыли прочно перевалы,
И ни пяди не отдали врагу.

День придет, решительным ударом,
В бой пойдет народ в последний раз,
И тогда мы скажем, что недаром
Мы стояли насмерть за Кавказ.

+++

Огненные тропы Великой Отечественной войны.

Автор: Павел Павлович Захаров, Москва. (Отрывки)

 

Выполняя задачу, поставленную командиром 242-й горно-стрелковой дивизии полковником Г.И.Курашвили, альпинисты выработали тактику перехода через Донгуз-Орун для такой массы неподготовленных и не обученных людей, которые не имели ни малейшего представления о том, что их ждет в горах и, как себя вести в не знакомой обстановке. Основное решение сводилось к следующему – в ночь, накануне выхода, к снежной линии перевальных склонов, из долины будут подтягиваться очередные колонны, с тем, чтобы в ранних утренних сумерках начиналось их движение на перевал. Перед самым их выходом с ними проводились разъяснительные беседы о характере предстоящего пути, особенностях рельефа, о правилах поведения в походе. Каждому было предложено сделать себе крепкую палку для опоры во время движения, освободить руки от узлов и всяких вещей – все это надо было закрепить за спиной. Женщинам было предложено привязать маленьких детей к груди, детей могущих самостоятельно передвигаться - не отпускать от себя. Всех обязали строго выполнять поступающие от инструкторов и офицеров приказы, не сходить в сторону, с проложенного пути и категорически запрещалась, какая бы то ни была самодеятельность.

Главным правилом движения и сохранения безопасности стало требование - «терпеть невзгоды похода изо всех сил - за перевалом будет отдых!». Командир дивизии Г.И. Курашвили отдал распоряжение, чтобы на южной стороне перевала был оборудован палаточный городок, постоянно готовилась пища, и была развернута медсанчасть, на перевале следовало постоянно держать группу врачей.

Инструктора и приданные к группам бойцы-сопровождения выводили свои группы на перевал, тут же спускались вниз за очередной группой – так в течение дня, некоторые из них совершали по нескольку подъемов на перевальную точку.
Во все время движения, вдоль колонны курсировала оперативная группа в составе комдива Г.И. Курашвили, альпинистов Б. Грачева и Г. Одноблюдова.

При подходе первых людей к перевалу, Г.И. Курашвили отдал приказ, в котором ключевыми словами была следующая фраза: – «На помощь людям, достигшим перевальной точки, незамедлительно направить весь состав гарнизона перевала и бойцов альпинистских спасательных отрядов». К тому времени, уже были сформированы группы из наиболее физически сильных людей, спортсменов и добровольцев с тем, чтобы они в критические моменты передвижения в горах, могли быстро прийти на помощь. Это были небольшие, мобильные спасательные отряды, на долю которых, ложилась нагрузка не меньшая, чем была у бойцов передовой линии огня.

 

Эта часть операции была вполне благополучно завершена за четверо суток. Но альпинистов обеспечивавших первую часть работы ожидала еще одна боевая задача – через перевал Донгуз-Орун следовало перевести пехотные части стрелковой дивизии полковника Г.И. Купарадзе. Но и это было не все – в завершение всех опасных и трудоемких дел по спасению большого контингента войск, альпинистам предстояло вывести уходящих последними подразделения майора П.И.Сироткина. Его бойцы, сдерживали наступление немцев и не давали им войти в боевое соприкосновение с уходящими на перевал основными массами солдат и офицеров Красной Армии. Это был своеобразный щит, который предстояло спасти. Бойцы частей майора П.И.Сироткина уходили на перевал, сразу, как только появлялась возможность оторваться от преследовавших их горных егерей «Эдельвейса». Времени на подготовку похода не было вообще. Ни отдыха, ни организации колонн, ни предварительных собеседований, ни демонстрации приемов техники передвижения и самостраховки. Поход планировалось провести, что называется «с листа». При общем дефиците времени, военные саперы успели связать проволокой специальные щиты, из которых на подъеме в случае необходимости были бы быстро сооружены пункты для обогрева сильно замерзших людей.

 

Но кроме всего прочего, перед старшими офицерами и их альпинистскими помощниками, руководившими переходом была еще одна проблема, решения которой ни кто не видел. Самой тяжелой причиной, которая не только усложняла, но и могла сорвать задуманную операцию, являлось то, что отступающие части были укомплектованы молодыми бойцами весеннего призыва, получившие боевую подготовку в нескольких боях на равнинных просторах и не видавших гор вообще. Отсутствие у них хоть какой то горной подготовки или опыта являлось серьезным фактором дополнительной опасности при горном походе. В этой ситуации, командование приняло решение – вести войска через перевал, не взирая на полное отсутствие такого опыта и подготовки. В этом случае особая тяжесть обеспечения безопасности похода и сохранения жизни солдат, офицеров и местного населения ложилась на плечи приданных альпинистов, бойцов спасательных альпинистских отрядов и добровольных помощников. Таким образом, на их плечи ложилась ответственность за быстрый и по возможности безопасный переход через перевал. Если в это время в долинах была сильно запоздавшая осень с хорошей погодой, то наверху начинала распоряжаться зима, с ранними снегопадами и метелями и постоянно приходилось протаптывать траншеи по линии подъема.

 

Тем не менее - переход основной массы бойцов был проведен в кратчайшие сроки и без ощутимых потерь. На южной стороне ГКХ местные жители выходили встречать бойцов, завершивших опасный поход, больным и раненным оказывалась срочная медпомощь, все обеспечивались кровом и питанием.

 

Чтобы благополучно донести раненых, бойцы горноспасательных групп протаптывали в глубоком снегу широкую тропу, над большими трещинами укладывали настилы с перилами, на крутом рельефе навешивали веревки. Причем все делалось под непрерывной угрозой схода снежных лавин. В этих сложных условиях неоценимую помощь дивизии оказали находившиеся в ущелье альпинисты - они были и советчиками и проводниками, а в трудный момент — и носильщиками. В течение 7—16 ноября 1942 г. был совершен беспримерный в условиях поздней осени переход, через покрытый снегом высокогорный перевал Донгуз - Орун на южные склоны Главного Кавказского хребта, где они соединились с регулярными частями Красной Армии.

ХХХ

 

 

 

ВЫПИСКА

из журнала боевых действий 46 армии (в том числе 242 ГСД) за ноябрь месяц 1942 года.

 

 

 

 

На фото ущелье Терскол, справа вершина Накра-тау, затем влево – Донгуз-орун и еще левее – два маленьких треугольничка – это вершины Малый и Большой Когутай-баши.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вот, что вспоминал

Иван Федорович Немченко.в небольшой книге: "Записки лейтенанта артиллерии" Самара.2007г.

По пути в штаб второго дивизиона, заместителем командира которого я был вскоре назначен, мне пришлось увидеть и узнать все «прелести» дороги, проходящей вдоль берега реки Ингури. Наиболее сложный ее участок - это промежуток между селениями Шдигири и Бечо. Здесь на отдельных участках с трудом проходила полуторатонная грузовая машина. Машина одним своим бортом притиралась к отвесной скале, а другим свисала над пропастью в несколько десятков метров, где глубоко внизу шумели холодные воды Ингури. Перед последним поворотом на Бечо дорога круто поднималась вверх. Здесь вся надежда была на исправные тормоза, на бесперебойную работу мотора и безупречную сноровку водителя. Чтобы пропустить встречную машину, нам пришлось на одном специально расширенном участке простоять более часа.

В Сванетии о дорогах говорят: «Плохая дорога - это та дорога, с которой путник обязательно свалится и тело его найти нельзя. Хорошая дорога та, с которой путник падает, но труп его можно найти и похоронить. А прекрасная дорога та, с которой путник может и не упасть». Так вот Ингурская всегда было плохой дорогой, особенно для несведущих путников.

 

В селении Бечо разместился штаб вновь сформированной 242-й дивизии теперь уже горнострелковой, занимающей оборону горных перевалов через Главный Кавказский хребет, прикрывая перевалы Эльбрусского направления, занимая более чем стокилометровый участок от долины реки Нанскры до перевала Ценнер.

 

Командир 242 гс дивизии полковник Георгий Гаврилович Курашвили, военный комиссар дивизии старший батальонный комиссар Василий Сардионович Ониани, начальник штаба дивизии майор Афанасий Иванович Боженко. Начальник артиллерии дивизии полковник Дятлов. Дивизия входила в состав 46-й армии, которой в то время командовал генерал-лейтенант К.Н. Леселидзе Она была еще не полностью укомплектована и многие ее солдаты, призванные из запаса, еще не имели боевого опыта. Обстановка на фронте, когда гитлеровские «Эдельвейсы» прорвались в Баксанское ущелье, могли выйти к перевалам Бечо, Донгуз-Орунбаши и начать одновременные операции на широком фронте, не позволяла заниматься формированием и обучением подразделений. Подразделения сразу по мере их комплектации направлялись на горные перевалы для их обороны.

 

 

 

 

 

 

 

 

До февраля 1943 года 242 горнострелковая дивизия в составе 46, 47, 56 армий участвовала в оборонительных и наступательных боях Черноморской группы войск Закавказского фронта, в составе 47 армии - в Краснодарской наступательной операции (9 февраля - 16 марта 1943 года) Северо-Кавказского фронта, проводившейся с целью разгрома немецко-фашистских войск на Кубани.

В 56 армии задержалась надолго (даже после преобразования ее в отд. Приморскую армию), войдя в состав 3-го стрелкового корпуса (горнострелкового) (туда же вошли 128-я гв. сд, 318-я гсд), с которым и закончила войну. В составе отдельной Приморской армии освобождала Крым, затем переведена на 1-й Украинский фронт, а с восстановлением 4-го Украинского фронта сражалась в его составе (1-я гв. армия и 18-я армия). Закончила войну как Таманская Краснознаменная ордена Кутузова 2-й степени горнострелковая дивизия.
После войны вошла в состав ПрикВО и в 1947 г. расформирована.
(На странице использована информация, предоставленная В.И.Феськовым)"

 

Памятник воинам на склонах перевала Донгуз-Орун.(Фото П.Ф.Захарова)

 


Самая долгая битва Великой Отечественной войны – битва за Кавказ – началась 25 июля 1942 года и закончилась ровно 70 лет назад, 9 октября. Она продолжалась  482 дня! Еще в январе 1942 года Гитлер утвердил план завоевания Кавказа – «Блау III». Этот сверхсекретный (но только не для Сталина) план, кроме покорения Кавказа, ставил и далеко идущие цели. В частности, оккупацию Ирана и Ближнего Востока, в случае осуществления которой, фашистская Германия оставляла без нефти как Советский Союз, так  и Великобританию.  Как раз, утверждая план «Блау III», Гитлер произнес сакральную фразу: «Без кавказской нефти войны нам не выиграть!».

Весна и лето 1942 года выдались для Советского Союза крайне тяжелыми. Несмотря на то, что немцы несли большие потери,  им удалось ослабить крупные соединения советских войск и взять в плен сотни тысяч солдат. 

И теперь к Грузии приближалась новая, гораздо более масштабная катастрофа. В направлении Кавказа двинулась огромная, почти миллионная фашистская армия – группа армии «А», под командованием 62-летнего генерал-фельдмаршала Вильгельма Листа (скончался в 1971 году в возрасте 91 года). Это были: 13 пехотных, 4 моторизированных, 15 танковых (всего 1230 единиц) и 3 конных дивизии. Столь колоссальную силу еще больше усиливали несколько подразделений спецназначения и 1640 военных самолетов. Преимущество фашистов в живой силе и вооружении   в полтора раза  превосходило советские силы. После преодоления всех препятствий немцы вторглись на Северный Кавказ и заняли Санчарский, Клухорский, Марухский и другие перевалы. Тбилиси, Ереван, Баку и другие города охватила паника.  И без того тяжелое положение Грузии усугублялось тем, что часть беженцев с оккупированных территорий Советского Союза нашли приют именно здесь. Кроме них, в Грузию были эвакуированы предприятия и учреждения вместе с сотрудниками и рабочим персоналом. А враг уже стоял в 20 километрах от Гудаута .

В это тяжелое время премьер-министр Турции Сараджоглу в беседе с немецким послом  фон Папеном заявил, что «он как турок всем сердцем и душой мечтает об уничтожении России. Решить проблему России Германии под силу лишь в том случае, если она истребит в России, как минимум, половину русского населения». А Генштаб Турции, у которого на границе с СССР (Грузия-Армения) было 26 полноценных дивизий – полумиллионная армия, и не скрывал своих планов: «Вовлечение Турции в войну неизбежно. Это случится, когда у турецкой армии будет достаточно вооружения, и это сможет ей обеспечить Германия, когда заполучит богатые военные и иные ресурсы Закавказья. Турецкая атака должна начаться через Иран, в направлении Баку».
 
Согласно секретному договору, заключенному между Германией и Турцией,  сразу же после входа фашистской армии в низины Грузии Турция послала бы  против нас почти миллионную армию, тем самым угрожая Баку оккупацией. А падение этого города равноценно поражению.
Из дневника Варлама Какучая:(дневник-воспоминания генерала советской госбезопасности Варлама Какучая.)

"Все решалось в кратчайшие сроки – в пять утра один из заместителей Берия, приняв усиленный полк, был отправлен спецэшелоном через Сухуми к Клухорскому перевалу. За ним последовал Варлам Какучая с усиленным батальоном спецназначения Наркомата внутренних дел СССР – с заданием через Зугдиди войти в Бечо и на бечойских перевалах уничтожить дислоцированного там врага.  Группа опытных чекистов, прибывшая на транспортных самолетах вместе с Берия, совместно с десантниками, не позволили фашистам вторгнуться в Кабардино-Балкарию. В то  же время, альпинисты с помощью местных сванов, знавших в каждую горную тропку, взорвали цистерны с керосином и уничтожили в горах части моторизированной пехоты немцев. Взорвали также скважины города Моздок. Особо следует отметить, что именно сваны и другие грузины-горцы заблокировали все (около сорока!) выходы Кавказа!
 
Как только прибыли Лаврентий Берия и его группа, положение на Кавказе, в прямом смысле, ежедневно стало улучшаться! Иногда принимали и неординарные решения. К примеру, по инициативе Берия, из Западной Грузии были мобилизованы пять тысяч буйволов и столько же скота из Кахети. На спинах этих животных, порой по непроходимым тропам, для защитников Кавказа доставляли военное снаряжение, продовольствие, медикаменты, а на обратном пути с их помощью перевозили тяжело раненных солдат.
 
Естественно, прежде всего, решались кадровые вопросы. Уже 27 сентября 1942 года Сталин и Василевский после доклада Берия подписали директиву лагеря Верховного Главнокомандующего «об освобождении командира 46-ой армии, генерал-майора Сергацкова и его заместителя по тылу, бригадного командира Кормилицина как лиц, которые не смогли обеспечить военные действия войск». Этой же директивой, командиром     указанной армии назначался генерал-майор артиллерии Константин Леселидзе, который прославился еще при защите города Тула, где он командовал артиллерией 50-ой армии. Именно тогда Василевский доложил Сталину, что Леселидзе командует артиллерией, как дирижер – оркестром.  «Крестным сыном» Лаврентия Берия стал еще один блестящий генерал – Андрей Гречко, который принял 47-ую армию.
 
Впоследствии прославленный командир 414-ой стрелковой дивизии, а во время битвы за Кавказ – 242-ой горно-стрелковой дивизии, мой сосед и старший друг Георгий Курашвили в личных беседах рассказывал мне о событиях того времени, о которых, в связи с «делом» Лаврентия Берия, все молчали.
 
Из рассказа генерала Курашвили:
 
«Положение, действительно, было тревожным! Но сразу же по прибытии Берия все изменилось к лучшему! За короткое время он успел сделать  столько, сколько не смогли бы десятки, сотни партийных секретарей, командиры воинских частей и руководители предприятий! Берия пришел в нашу дивизию, беседовал чуть ли не с каждым солдатом, вдохнул в них веру в победу, лично бывал на всех самых опасных участках обороны, давал полезные советы. Лаврентий Павлович привел с собой группу снайперов, снаряженных неиспользованными ракетницами. В погранвойсках Наркома внутренних дел СССР подготовка подобных снайперских групп началась, по его приказу, с конца 1938 года…»
 
А ведь как пригодились в битве за Кавказ Лаврентию Берия снайперы! Один опытный снайпер мог «запереть» в кавказских хребтах целую роту противника. Вместе со сванами-проводниками снайперы заняли все стратегические точки и сыграли важную роль в битве за Кавказ. К сожалению, о Сванети и его героическом населении написано мало. Между тем, несколько истребительных  рот, состоявших именно из сванов, окончательно уничтожил немецкие горно-стрелковые отборные части как на хребтах, так и в Баксанском ущелье!»


 Георгий Кордзадзе (отрывки из статьи. 2013 г.)

 

Воевали все советские люди. Никто не смотрел, кто ты по национальности - русский, грузин, украинец, белорус или другой нации. Все мы были едины перед лицом наступающего врага.

 

 

 

 

242 ГСД на основании боевого распоряжения №00202/ОП ВПУ 47 Армии от 16.03.43 г. .....и сосредоточилась в районе: ДУБРОВИНСКОЙ-ХОЛМСКАЯ, перейдя в подчинение 56 АРМИИ.

 

 

 

Выписка из журнала боевых действий 56 армии 16.04.1943 г. -18.04.1943 г.. 242 Горнострелковая дивизия. (242 ГСД)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Художник Петр Сергеевич Любаев - внук Любаева Петра Алексеевича, погибшего на фронте.

 

 

 

 

 

 

Бойцы горно-стрелкового подразделения РККА.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мой папа, Митин Петр Михайлович с своими товарищами участвовал в тяжелых боях по освобождению Кавказа.

В 1944г. его наградили медалью "За Оборону Кавказа".

 

 

 

Напряжённые бои в направлении Молдаванское и Нижне-Баканского

 05.05.1943   

Войска Северо-Кавказского фронта вели напряжённые бои в направлении Молдаванское и Нижне-Баканского. Враг сосредоточил на этом направлении основные силы своего 4-го воздушного флота и, опираясь на мощную оборонительную линию, названную «Голубой линией», остановил наступление войск Северо-Кавказского фронта. Войска 56-й армии закрепились на достигнутых рубежах и приступили к подготовке нового наступления на Киевское и Молдаванское.

 

Выписка из журнала боевых действий 56 Армии СКФ на 30 - 31 мая 1943 год.

в районе Ново-Крымская, Ниж.Баканская, Подгорная,

Молдованская.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Впереди 242 Горнострелковую дивизию в составе 56 армии ожидало освобождение Кавказа, Малой земли, Крыма, Севастополя...Праги, но уже без участия Митина П.М..8 июня 1943 г.направленного на учебу в учебный артиллерийский полк резерва офицерского состава в г.Кировобад, что в Азербайджане.

С1.07.1943 г. Петр Михайлович не участвует в боевых действиях, являясь слушателем артиллерийского учебного полка резерва офицерского состава.

 

"Руководство страны вело активную работу в сфере создания резервов офицерского состава для фронта. Приказом НКО номер 294 от 01.09.1941 при запасных частях были созданы нештатные подразделения офицеров армейского резерва. В середине войны при главных управлениях НКО на фронтах создаются штатные дивизии резерва офицерского состава,

В августе 1943 г. был создан постоянный резерв руководящего командного состава Ставки Верховного Главнокомандования, в который зачислялось по 10–15 офицеров от каждого фронта, а также лучшие офицеры после излечения из госпиталей."

(Дроздов В. С. Обучение и воспитание офицеров в военно-учебных заведениях СССР в Великую Отечественную войну 1941–1945 гг. [Текст] // Педагогическое мастерство: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, февраль 2014 г.).  — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 19-21.)

 

 

 

 

 

 

 

***

А с 5.08.1944 г. папа снова на фронте, но теперь это 2 Белорусский фронт.

После учебы в артиллерийском учебном полку резерва офицерского состава Митин Петр Михайлович попадает служить в 174 ИПТАП.(истребительно-противотанковый артиллерийский полк)

50 армия - 27 иптабр. Командир взвода управления 174 Истребительного-Противотанкового артиллерийского полка. Резерв CВГК (ставки верховного главнокомандующего)

 

В составе фронтов, военных округов и в резерве СВГК находились:
По состоянию на 1 января 1945 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии РВГК числилось:

 

- 2-й Белорусский фронт: 15 иптабр.
2 ударная армия - 760 иптап. 3 армия II иптабр, 584 иптап, 48 армия - 5. 13 иптабр. 220 гв.иптап, 49 армия - 4 иптабр, 593 иптап, 50 армия - 27 иптабр. 1321 иптап. 65 армия -1 иптабр, 543 иптап, 70 армия - 378 иптап, 5 гвардейская танковая армия - 689 иптап;

 

В составе фронтов, военных округов и в резерве ставки ВГК на 1 мая 1945 года находились:

- 2-й Белорусский фронт: 13 интабр.
2 ударная армия - 5 иптабр. 760 иптап. 19 армия - 884 иптап, 43 армия - 759 иптап, 49 армия - 27 иптабр. . 44 иптабр. 593 иптап. 65 армия - 1.

 

 

 

 

 

Выписка из Журнала боевых действий 27 Особой Истребительно-противотанковой артиллерийской бригады (27 оиптабр РГК) с 1 августа до 11 августа 1944 г.

 

Так как 27 отптабр была в резерве Главнокомандующего 2 Белорусского фрота, то их постоянно перебрасывали из одной армии в другую. Бригада была как скорая помощь.

Сначала бои в районе г.Августов (около г.Белосток)

 

 

 

Августов — город на северо-востоке Польши, на Августовском канале.

В июне 1941 оккупирован немецко-фашистскими войсками и включён в состав Германского рейха, в состав округа Белосток, который вошёл в состав гау Восточная Пруссия. Город сильно пострадал во время Второй мировой войны. В 1944 освобождён Красной Армией. В настоящее время Августов — небольшой туристический город.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2-й Белорусский фронт — оперативно-стратегическое объединение в вооружённых силах СССР во время Великой Отечественной войны. Фронт действовал в 1944 — 1945 годах в Белоруссии, Польше и Восточной Пруссии.

 

 

Второе формирование фронта было образовано 24 апреля 1944 на основании директивы Ставки ВГК от 19 апреля 1944 в связи с планировавшимся крупным наступлением в Белоруссии. Во фронт были выделены из Западного фронта 33-я армия, 49-я армия, 50-я армия и 4-я воздушная армия.

 

Сражения в Восточной Пруссии и Померании

 

14 января войска фронта перешли в наступление в Восточной Пруссии. К 26 января они продвинулись на глубину 230 км, захватили в районе Бромберга плацдарм на левом берегу Вислы, в дальнейшем вышли на побережье Балтийского моря в районе Толькемита и блокировали восточно-прусскую группировку противника с запада и юго-запада, отрезав её от внутренних районов Германии.

10 февраля фронт перешёл в наступление в Восточной Померании. В ходе 10-дневных тяжёлых и упорных боёв войска фронта смогли продвинуться лишь на 40-60 км и были вынуждены прекратить наступление. 24 февраля войска 2-го Белорусского фронта, усиленные 19-й армией и 2-й ударной армией, нанесли удар на Кёслин. Одновременно перешли в наступление войска 1-го Белорусского фронта. К 5 марта войска двух фронтов, действуя совместно, рассекли восточно-померанскую группировку и вышли на побережье Балтийского моря. После этого 2-й Белорусский фронт начал наступать на северо-восток, овладел городами Гдыня и Данциг.

Расчет советских зенитчиков ведет огонь прямой наводкой из 37-мм автоматической зенитной пушки образца 1939 года (61-К) в районе Данцига.

Выйдя к морю, войска 2-го Белорусского фронта развернули наступление в северо-восточном, а 1-го Белорусского — в северо-западном направлении. Весенняя распутица, частые дожди, разлившиеся реки и многочисленные озера затрудняли движение войск. И тем не менее они настойчиво ломали оборону врага. Утром 18 марта соединения 1-й армии Войска Польского, усиленные артиллерией 1-го Белорусского фронта, освободили Кольберг. Все побережье Балтийского моря в полосе фронта было очищено от врага. Войска правого крыла фронта вышли на Одер.
2-й Белорусский фронт с переданной ему 1-й гвардейской танковой армией продвигался к Данцигской бухте. Фронт наступления сжимался.

28 марта войска фронта освободили Гдыню. Два дня спустя национальный флаг польского государства взвился над освобожденным Данцигом (Гданьском). Его водрузили воины 1-й польской танковой бригады имени героев Вестерплятте. Освобождением Гдыни и Данцига Восточно-Померанская операция была завершена. Крупная восточно-померанская группировка противника была разгромлена.


Успешное наступление советских войск в Восточной Померании сорвало планы немецко-фашистского командования нанести фланговый контрудар по советским соединениям, вышедшим к Одеру. В результате операции были освобождены исконно польские земли по побережью Балтийского моря между Вислой и Одером. Совместная борьба советских и польских воинов против общего врага кровью скрепила братский союз народов обеих стран.

(Только, кто бы мог подумать, что в Польше сейчас будут сносить памятники советским воинам...)

 

 

Восточно-Померанская наступательная операция

10.02.1945 - 31.03.1945 г.

Результат операции

Войсками 2-го и 1-го Белорусских фронтов очищена от противника вся Восточная Померания и заняты порты Цоппот, Гдыня и Данциг.

 

 

Освобождение города Гдыня

 

 

 

28 марта 1945 года войска 2-го Белорусского фронта (Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский) овладели крупным портом Гдыня в Польше. В середине марта немецкие войска еще удерживали район Гданьска и Гдыни, а также альтдаммский плацдарм на восточном берегу Одера.


Вырвавшиеся вперед советские танковые соединения, преодолев предполье, приблизиться к этим городам не смогли. Перед ними был мощный укрепленный район. Его обороняли в общей сложности почти два десятка вражеских дивизий. Гданьск представлял собой сильнейшую крепость. Городские укрепления состояли из цепи прочных, хорошо замаскированных фортов, которые держали всю местность под обстрелом своих орудий. Старинный крепостной вал кольцом охватывал город.


А перед этим валом - внешний пояс современных капитальных укреплений. На всех командных высотах - железобетонные и камнебетонные доты.
Система долговременных сооружений дополнялась позициями полевого типа,
а территория, прилегавшая к городу с юга и юго-востока, затапливалась. Сухопутная оборона подкреплялась огнем с моря: в бухте стояли шесть крейсеров, тринадцать миноносцев и десятки более мелких кораблей. Не менее мощная оборона была создана и в районе Гдыни. Город прикрывали долговременные железобетонные, бетонно-каменные и дерево-земляные сооружения, а также естественная холмистая гряда с отметками до 160-170 метров над уровнем моря, многочисленные овраги и густой лес.


Штурм начался 14 марта 1945 года. В первый же день боя авиация уничтожила
на гданьском аэродроме все стоявшие здесь вражеские самолеты, обеспечив тем самым господство в воздухе. Бои были тяжелые. Противник яростно дрался за каждый окоп. Расчеты на быстрое преодоление неприятельской обороны не оправдались.


Бойцы и командиры в ходе боев искали способы преодоления разнообразных препятствий. Орудийный грохот не стихал ни днем, ни ночью, а в небе стоял несмолкающий гул моторов. Войска буквально вгрызались во вражескую оборону
и в ночь на 25 марта ночным штурмом прорвали последнюю линию укреплений противника между Гданьском и Гдыней, а 26 марта 1945 года вплотную подступили к Гданьску. В этот же день, 26 марта 1945 года, начался штурм Гдыни, которая была освобождена через два дня.

 

 

В Гданьске же, несмотря на очевидную обреченность, немецкий гарнизон продолжал оказывать жесткое сопротивление. Во избежание бессмысленных потерь гарнизону был послан ультиматум с предложением о капитуляции.
В случае, если ультиматум не будет принят, жителям рекомендовалось покинуть город. Штурм начался одновременно с трех сторон и сопровождался непрерывными ударами авиации по фортам и бастионам крепости. Борьба шла за каждый дом. Особенно упорно гитлеровцы дрались в крупных зданиях, заводских и фабричных корпусах.
Шаг за шагом, уничтожая один опорный пункт за другим, 30 марта 1945 года советские войска освободили Гданьск. Город представлял собой груду кирпича, большая часть древнейших зданий, порт и судоверфь лежали в руинах.

В ходе операции было захвачено около 100 тысяч пленных, свыше 850 танков, 430 самолетов, свыше 5500 орудий и минометов.

 

 

 

Наступление войск 2-го Белорусского фронта

Рокоссовский, в соответствии с указаниями Ставки, бросил войска в новое наступление. На левом фланге 19-я армия, усиленная 3-м гвардейским танковым корпусом, наносила удар в направлении Штольп, Лауенбург и Гдыня. В дальнейшем в полосу её наступления вводилась 1-я гвардейская танковая армия. 134-й стрелковый корпус 19-й армии должен был содействовать соединениям 1-й армии Войска Польского в уничтожении немецких войск в районе южнее Кольберга.

70-я армия и 8-й мехкорпус наступали на Бютов, Гдыню. Правофланговая 2-я ударная армия, усиленная танковым корпусом, наступала вдоль Вислы на Данциг. Армии центра — 65-я и 49-я армии, наступали на северо-восточном направлении, на Данциг и Цоппот (Сопот). 3-му гвардейскому кавалерийскому корпусу, который обеспечивал левый фланг ударной группы фронта с запада, поручили по мере выдвижения войск 1-го Белорусского фронта к Кольбергу, выдвигаться на побережье Балтийского моря и закрепиться на нём.

Утром 6 марта войска 2-го Белорусского фронта возобновили свое наступление на всем фронте. Особых успехов советские войска добились на флангах, где оборона противника была прорвана. На правом шланге советские войска начали штурм Старогарда. 7 марта советские войска развили наступление на флангах, заняв более 350 городов и населенных пунктов. На правом фланге был освобожден Старогард, на левом крыле — Шлаве и Рюгенвальде. Танкисты завязали бой за город Штольп. 134-й стрелковый корпус, закончив уничтожение разрозненных групп противника южнее Кольберга, вышел к его восточной окраине, установив связь с войсками 1-го Белорусского фронта. Затем войска корпуса двинулись на соединение с основными силами своей армии.

Ввод в сражение на левом крыле фронта 3-го гвардейского танкового корпуса окончательно сломил оборону противника. Германское командование, утратив надежду остановить советские армии, начало отвод войск в позиции Данцигско-Гдынского укрепрайона. Отход основных сил прикрывали сильные арьергарды, которые старались сдерживать советские войска на узлах коммуникаций и разрушали пути сообщения. Местами немецкие войска задерживались на определённых рубежах и оказывали упорное сопротивление. Особенно упорно немцы сопротивлялись в полосе наступления правого фланга советского фронта, где имели заранее оборудованные позиции полевого типа.

8 марта части 3-го гвардейского корпуса совместно с подошедшими стрелковыми соединениями взяли второй по величине город в Померании после Штеттина, крупный промышленный центр и узел коммуникаций Штольп. В этот же день внезапным ударом отряд танкового корпуса захватил Штольпмюнде. На подходе к городу была разгромлена моторизованная колонна противника, которая должна была организовать оборону Штольпмюнде.

Одновременно танковые части продолжали развивать наступление на Лауенбург и стремительно захватили переправы через р. Лупов-Флисс. Так передовой отряд 2-й гвардейской мотострелковой бригады захватил мост в районе Лупов. В отряд под командованием гвардии капитана Баранова входили 3-й гвардейский мотострелковый батальон, две минометные роты и две батареи САУ. Самоходки уничтожили зенитные орудия противника, расположенные непосредственно у дороги по обе стороны моста, а минометчики подавили пулеметные точки немецкой пехоты. Воспользовавшись ослаблением огня противника и его смятением, автоматчики быстрым натиском захватили мост. Переправу захватили неповреждённой.

9 марта войска 2-го Белорусского фронта, преодолевая сопротивление вражеских арьергардов, продолжили наступление. В это день начала наступление 1-я гвардейская танковая армия. Советские войска 8-9 марта продвинулись на разных участках от 10 до 50 км, и заняли свыше 700 населенных пунктов, 63 железнодорожные станции, включая города Шёнек, Бютов и Штольп. Однако по мере продвижения советских войск к Данцигу и Гдыне, и сокращения фронта немецкой обороны, плотность боевых порядков противника выросла. Немцы стали оказывать более мощное сопротивление. Поэтому в последующие дни темп наступления советских войск заметно снизился.

10 марта части 3-го гвардейского танкового корпуса начали штурм Лауенбурга. Однако попытки 18-й гвардейской танковой и 2-й гвардейской мотострелковой бригад с ходу взять город не привели к успеху. Немцы оказали упорное сопротивление, бои приняли ожесточенный и затяжной характер. Только когда во второй половине дня подошла пехота 19-й армии, и поддержку оказали артиллерия и авиация, советские войска смогли ворваться в город. В ходе яростных уличных боев Лауенбург взяли. К исходу дня наступавшие войска левого крыла фронта, используя успех танковых частей, продвинулись с боями на глубину до 30 км и взяли города Картхауз, Лауенбург и Леба.

На центральном участке, где наступали войска 49-й армии совместно с 1-м гвардейским танковым корпусом, советским войскам пришлось взламывать сильную оборону противника. На правом крыле ситуация была ещё более сложной. Советские войска не только не смогли продвинуться, но и отражали многочисленные контратаки противника. Немцы бросили в бой значительное количество бронетехники. В результате ожесточенного встречного боя 8-й гвардейский танковый корпус при поддержке пехоты 2-й ударной армии разбил сильную бронетанковую группу противника.

11 марта пехота 19-й армии и танкисты 1-й гвардейской танковой армии взяли город Нойштадт. Крупный немецкий гарнизон был разгромлен, около 1 тыс. человек сдались в плен. К исходу 13 марта левое крыло 2-го Белорусского фронта вышло к переднему краю Данцигско-Гдынского укрепленного района. На левом фланге от противника было очищено побережье залива Путцигер-Вик, занят город Путциг и закрыт выход с косы Путцигер-Нерунг (Хель) где был блокирован немецкий 55-й армейский корпус.

Упорные бои в это время шли на центральном участке фронта в полосе наступления 49-й армии и на правом крыле фронта, где с юга на Данциг наступала 2-й ударная армия. В течение двух суток войска 49-й армии штурмовали район селения Квашин. К исходу 13 марта селение взяли. Войска правого фланга взломали сильную оборону противника и взяли крупный опорный пункт противника город Диршау. В результате войска правого крыла также вышли к переднему краю Данцигско-Гдынского оборонительного района. На этом третий этап Восточно-Померанской операции был завершен.

Таким образом, войска 2-го Белорусского фронта продвинулись с боями от 35 до 100 км в сторону Данцига и Гдыни, где были окружены главные силы 2-й немецкой армии. За это время были заняты такие крупные города и опорные пункты противника как Шпольп, Штольпмюнде, Лауенбург, Старогард, Бютов, всего более 700 населенных пунктов. Большая часть восточной части Померании была очищена от гитлеровцев.

 

27 Отдельная Истребительная- Противотанковая Артиллерийская Верхнеднепровская Краснознаменная и Ордена Суворова Бригада РГК.

Командующий:

подполковник Войцеховский Владимир Михайлович

 

 

Журнал боевых действий с 17 марта 1945 года по 31 марта 1945 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Уличные бои в Гдыне.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ГДЫНЯ. Освобожден 28 марта 1945 г. войсками 2 БФ в ходе-Восточно-Померанской операции.

Войскам, участвовавшим в боях за освобождение Гдыни, приказом ВГК от 28 марта 1945 г. объявлена благодарность и в Москве дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий.

Мой папа, Митин Петр Михайлович за участие в Восточно-Померанской операции был дважды награжден орденом Красной Звезды.

 

 

 

 

 

 

 

 

Битва за Берлин

После окончания Восточно-Померанской операции войска фронта были привлечены для решающего сражения за Берлин. 16 апреля они перешли в наступление, форсировали Одер в её нижнем течении и, продвинувшись на глубину 200 км, разгромили штеттинскую группировку немцев, обеспечив с севера наступление 1-го Белорусского фронта на Берлин. Части 19-й армии 9 мая выбросили десант и освободили датский остров Борнхольм.

10 июня 1945 на основании директивы Ставки ВГК от 29 мая 1945 фронт преобразован в Северную группу войск.

 

Берлинская наступательная операция. 16.4-8.5.45 г.

 

 

Командование 2 Белорусским фронтом, когда служил Митин Петр Михайлович

 

Командующий генерал-полковник, с июля 1944 генерал армии Г. Ф. Захаров (июнь — ноябрь 1944)

 

 

 

Командующий Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский (ноябрь 1944 — июнь 1945)

Член Военного совета:

  • генерал-лейтенант Мехлис Л. З. (апрель — июль 1944)
  • генерал-лейтенант Субботин Н. Е. (июль 1944 — до конца войны)

 

 

Начальник штаба: генерал-лейтенант, с февраля 1945 генерал-полковник Боголюбов А. Н.

(май 1944 — до конца войны)

 

 

ХХХ

 

Митин Петр Михайлович - мой папа прошел от первого дня войны до дня ПОБЕДЫ! Спасибо тебе, что защитил нашу Родину, спасибо, что Бог уберег тебя. Спасибо, что родились мы, твои дети, внуки, правнуки... Спасибо, что ты был такой достойный человек. Пока мы живы, мы будем помнить тебя...

 

 

После войны их часть дислоцировалась в г.Ютербог в Германии. Старший лейтенант Митин Петр, летом 1946 года приехал в родное село Табаево Рязанской области, а там и мама - Иванова Елизавета вернулась с фронта. Они встречались еще до войны. Поженились. В 1947 году в г.Ютербоге родился брат Володя. У нас в альбоме была маленькая фотография - это папин сослуживец по Германии.

 

 

 

На этом и закончилась служба майора Митина Петра Михайловича своей и нашей с Вами Родине!

Ничем нам не отблагодарить воинов и тружеников тыла за их ратный и трудовой подвиг времен Великой Отечественной войны.

Не выживших, не павших...

А ведь из личного Подвига каждого из них и сложился

Великий Подвиг Народа, размеры которого неизмеримы, как неисчислимы и жертвы, понесенные Народом.

Наш священный долг состоит в том, чтобы знать о них, помнить их, передавать знания о них из поколение в поколение и быть достойными наших предков, совершивших Подвиг Народа!

 



Люди!
Покуда сердца
стучатся,—
помните!
Какою
ценой
завоевано счастье,—
пожалуйста,
помните!

Песню свою
отправляя в полет,—
помните!
О тех,
кто уже никогда
не споет,—
помните!

Детям своим
расскажите о них,
чтоб
запомнили!
Детям
детей
расскажите о них,
чтобы тоже
запомнили!
Во все времена
бессмертной
Земли
помните!
К мерцающим звездам
ведя корабли,—
о погибших
помните!

Встречайте
трепетную весну,
люди Земли.
Убейте
войну,
прокляните
войну,
люди Земли!

Мечту пронесите
через года
и жизнью
наполните!..
Но о тех,
кто уже не придет
никогда,—
заклинаю,—
помните!
(Роберт Рождественский .1962 г.)

 

 

 

 

 

 

 

 

<Назад  

Рейтинг@Mail.ru